Как империалисты мир спасли!

Как империалисты мир спасли!

         Вы, братцы, из прошлого письма нам писали, чтоб мы нашли, и в фундаменты вмуровывали, а я, значит, решил вам ответ написать. Как тут мы.

А у нас, не поверишь, друг, – всего навалом! А работа, надо тебе сказать, исключительно плёвая. Вы там про роботов мечтали? Таки – да, стоит только пальчик разогнуть, надавить на кнопку, и станки с машинами, – р-раз, р-раз, – и на выходе тебе софа, или штаны белые. Чего хочешь! Настало ваше Мечтаемое Будущее.

Рубаху, – на! Машину, – на! Кольцо желаешь золотое жене? Опять же, – разная автоматика руду достанет, выплавит, отштампует, привезёт. И упакует ещё с голубеньким бантиком, – вот, забирай.

Раньше-то, – как? Хлебороб соху сам выстругай, кобылку накорми, полюшко утруди, собери – и только тогда на выходе тебе товар. Ясно, стоимость у него не меньше, чем на него крестьянские, значить, руки затратили. Плюс, конечно, амортизация.

И, безусловно, ещё надбавочку по продаже надо делать. Иначе б не было никакого прибытку?! Баш на баш стоимость с затратами при продаже сойдётся, и всё. Ни в театр тебе не на что сходить, ни леденцов малышне своей не выкружить. А потому, что сверх себестоимости.

Дык я к чему? – Там, где раньше пятьсот человек горбушечку веками гнули, стало, что один парень с улыбкой на тракторе: «В чистом по-о-оле, в чистом по-о-оле…». И за день успевает чего они за неделю в тыщу рук с лошадьми все в поту. Выхлоп тот же!

Ясно, тракторист прибыток себе весь не забирает: ему то одному зачем?! Нет, всё как есть – в обчество. Тем четыреста девяносто девяти на прожитие, которые раньше бы тоже на этом поле горбатились, а щас пиво пьют и в домино играют. И вот такая, братцы, история, – куда ни плюнь.

Одёжу, – полтора шаромыжника шьют вместо трёх тыщь. Обутки, мебель, дороги, – всё по этому принципу. Первопечатник Иван Фёдоров со товарищи за всю жизнь тираж выпустил такой, какой нынче за полсмены практикант производит вообще ни разу не вспотевши.

И вот, братцы, настала тут ужасная беда, – пошли цены вниз. Трудозатраты – то – плёвые! И, раз каждый день ботинок столько клепают, что раньше за три года невозможно, – всё человечество, как есть, в эти ботинки оделось. И на машины село. И стало на Кипре отдыхать, как лучшие некоторые старые джентльмены!

Ну всего полно, что ни ткни! Кой-кто из бывших голодающих научились даже кушать круглыми сутками: столовые гарнитуры им такие сделали с дыркой посерёдке, чтоб на туалет не отвлекаться. И на сон, – потому, как есть откидная спинка. Похрапел, – и снова за обед.

Не поверишь, даже цыгане напрочь красть перестали. Не из-за стыда, просто такая всего непередаваемая хренова туча! Чуть ли не силком тебя, представляешь, продавцы догоняют и всучить всё пытаются по самой плёвой цене, – лишь бы ты только взял и освободил бы им складские помещения!

Войны кончились: а просто стало не за что. Всего навалом и одинаково, – хоть в Урюпинске, а хоть в Лиссабоне. Муджахиды, правда, сначала пытались взрывать всё нахрен по инерции, но потом поняли, что бесполезно, – на месте взорванного возникает в три раза больше. И взгрустнули. От тоски стали переедать, располнели, и теперь толстыми пальцами рады бы бомбу — другую скрутить, да уже в ломы.

И всё бы хорошо, только настоящих ценностей, дружище, – не стало. Всё доступно, чего не возьми! На кнопку жмёшь, и вот оно тут. От общей обленилости появились даже машины, которые другим машинам жмут на кнопки, чтоб, значит, человечка не утруждать…

Занимать стало незачем: надо тебе вещь, – иди возьми. Когда возвращать надо, – такой же вещью и вернёшь, которую в другом месте взял. Ну, всего навалом, ничего ценного нету, всё легко достаётся. Деньги совершенно обесценились. Без разницы стало, полвагона их у тебя, или вагон.

И, знаешь, – приуныли наши элиты. Всё! Жить неинтересно! Ничем они стали от другой массы не отличаться. В долгу у них никого нету, и живут, как все… Что делать? Того и гляди, с бомонда слетишь…

Вот де беда-то?! Долго судили-рядили они, бедные, чем спастись, – не могут придумать. Валюта не нужна, полнейший конец цивилизованной жизни! Крушение!

Но, пожили-пожили, и в конце концов, один хитренький бывший миллиардер сыскался, который нашёл очень даже неожиданное решение.

Придумал этот империалистический хитрец, чтобы валютой сделать не бумажки какие-нибудь, или там золото с алмазами, а именно тот продукт, который может произвести только сам человек, и, причём, ограниченное количество, как ни старайся! Короче, не поверишь, – предложил он в оборот ввести именно самый вторичный человеческий, значить, фактор. То есть, в общем, – дерьмо!

Не быстро эта система прижилась, конечно. Не думали, не гадали, а только этим, друг ситный, мир и спасти удалось!

Инфляцию, само собой, – обуздали сразу. И то сказать, выпустить валюты больше, чем оно есть, – невозможно! Из оборота, опять же, валюта самостоятельно уходит. По мере, так сказать, естественного превращения в почву.

Тут же, правда, нашлись брокеры, которые друг другу стали, вроде в долг давать и на бумажке записывать, кто кому сколько этой самой валюты должен. И снова образовалась такая каста, которая на корню стала владельцем продукта нескольких тыщь народу на всю ихнюю жизнь вперёд. В общем, всё, чего бы эти должники не произвели, – уже наперёд другим принадлежало, хоть убейся.

Ну и, ясно, снова возникли и богатеи и нищие!

Пословицы даже приобрели новое звучание! И поговорки. Прям так и говорится: «Про*рал этот самый гражданин свою жизнь». Или ещё: «Он купил их всех с потрохами вместе с дерьмом»! Ну или, когда завидуют человеку: «В дерьме, мол, – плавает!»

Кстати, снова жулики на свет белый возникли. Всё пытались валюту, значить, подделывать. То использовали разную скотину, чтобы ихний продукт выдать за человеческий, то прямо искусственное дерьмо промышленным способом производить пытались. А только всё в пустую. Для разборчивого и образованного человека разница завсегда есть. Эксперты из интеллигенции очень даже легко этих подлецов на чистую воду выводили.

Но, что характерно, и к преступникам тоже перестали смертную казнь везде применять. Невыгодно! Поймают, – и только лишение свободы. Пока преступник живой, – он, вроде бы даже ежедневно в определённом объёме свою вину искупает. Ясно, что голодом их морить никто и не думает. Короче, даже в исправительной системе, – полная человечность.

        Несогласные, конечно, тоже снова появились. Манифестации. Ходят с плакатами «Верните наше украденное дерьмо!», «Дерьмовых министров, – к дерьмовому ответу!». Ну, и конечно «Мы за это дерьмо жизнью рисковали, а вы на нём наживаетесь!». Короче, дружище, – снова мир зажил, задышал! А то бы полная, знаешь, хана настала с этим самым благополучием и технической революцией… Спасибо империалистам!