Киев и Варшава добивают «Газпром» трубами

Киев и Варшава добивают «Газпром» трубами

Оставшись без «Северного потока-2», российский концерн согласился на кабальные условия транзита

«Нафтогаз» продолжает с успехом выкручивать руки «Газпрому». С 1 января транзит российского газа по украинской трубе в Европу подорожал на 2%. Об этом 31 января сообщил РБК со ссылкой на проект договора между компаниями.

Ранее тариф на прокачку не раскрывался. Теперь же выяснилось, что стоимость прокачки составит $ 31,72 за тысячу кубометров с учетом всех налогов и сборов. Тариф рассчитан по ставке $ 2,66 за тысячу кубов на 100 км, и из расчета протяженности ГТС 1192,48 км.

В 2019-м ставка составляла $ 2,61 за тысячу кубометров на 100 км. Казалось бы, разница с действующим тарифом невелика. Но дьявол, как обычно, в деталях.

Ставка транзита в новом контракте зафиксирована на весь срок его действия — на пять лет. В предыдущем, который действовал с 2009 до 2019-го, ставка не была фиксированной — она вычислялась по формуле, привязанной в том числе к стоимости газа в Европе и объемам прокачки.

Это уже минус для «Газпрома». Но куда хуже другое.

В контракте сказано: если «Газпром» решит нарастить поставки в Европу через Украину сверх установленных объемов (65 млрд. куб. м в 2020-м и по 40 млрд. в 2021—2024 годах), концерну придется бронировать дополнительные мощности в украинской ГТС. В этом случае в договоре предусмотрены повышающие коэффициенты за транзит: бронирование дополнительных мощностей на квартал обойдется в 1,1 раза дороже обычной ставки, на месяц — в 1,2 раза, на сутки — в 1,45 раза. То есть максимальный рост ставки составит до 45%.

Это уже настоящий грабеж, другого слова не подобрать.

И еще это — вполне вероятный сценарий. В мае 2020 года истекает транзитный договора «Газпрома» с Польшей по газопроводу Ямал-Европа. Его проектная мощность — 32,9 млрд. кубометров в год. Если поляки упрутся, и не захотят продлевать договор, дополнительные мощности на украинском направлении могут потребоваться «Газпрому» уже во второй половине 2020 года.

Покладистости от поляков, понятно, ждать не приходится. В августе 2019-го уполномоченный польского правительства по стратегической инфраструктуре Петр Наимский сообщал, что Польша намерена пересмотреть условия прокачки по трубе Ямал-Европа. По его словам, через Польшу ежегодно прокачивается в сторону Германии 29 млрд. кубометров российского газа, но оплата транзита производится по таким низким тарифам, что доходы страны составляют лишь 21 млн. злотых (примерно $ 5,4 млн.).

То есть, поляки тоже очень хотят погреть руки на транзите.

Причем, и полякам, и украинцам ясно: хваленый «Северный поток-2», ввод в эксплуатацию которого из-за санкций отложен минимум на год, «Газпрому» в такой ситуации не поможет.

Похоже, «Газпром» подписал транзитный контракт с «Нафтогазом» на не просто невыгодных условиях, а на супер-невыгодных.

Ранее сообщалось, что Украине удалось «вшить» в транзитное соглашение очень неоднозначное условие. В контракте прописано, что «Газпром» ежедневно должен подавать заявку на прокачку 178 млн. кубометров газа через Украину, и даже если реальные объемы оказываются меньше, деньги все равно выплачиваются — действует условие «качай или плати» (для понимания: в соглашении к договору 2009 года разбивка объемов шла поквартально).

В результате, в январе «Газпром» недокачает прописанные в контракте объемы газа — но платить все равно будет за 178 миллионов кубов в сутки. А в те периоды, когда «Газпрому» придется прокачивать через украинскую трубу больше, чем 178 миллионов кубов, за это придется доплачивать: покупать дополнительные мощности.

Добавьте сюда задранный к небесам тариф на прокачку дополнительных объемов — и станет очевидным: Киев будет обдирать «Газпром», как липку.

И тут возникает резонный вопрос: как получилось, что грозные заявления главы концерна Алексея Миллера, что Украина останется вообще без транзита, превратились в кабальные условия по транзиту для России? Ответа на него нет, есть только версии.

Самая правдоподобная — Запад таким образом «нагнул» Кремль. И де-факто заставил выплатить Украине репарации за события 2014 года — и невыгодным транзитом, и решениями по газовым спорам Стокгольмского арбитража.

«Национальному достоянию» в такой ситуации остается одного: платить да помалкивать.

— Украинская сторона давно настаивала, что тариф на прокачку необходимо поднять, — отмечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. — «Газпром» возражал: тариф через Украину и по прежнему договору был самый высокий из всех альтернативных маршрутов.

На деле, повышение тарифа на 2% – это разумный компромисс. Все прекрасно понимают, что украинский транзит будет постепенно сокращаться. А раз так — новый повышенный тариф можно как-то перетерпеть.

— Но тариф может повыситься на 45% при перекачке, плюс при этом «Газпрому» придется докупать дополнительные мощности. Это кабальные условия?

— Ну, что же: «Газпром» эти условия знает. Будем надеяться, что особой перекачки — и переплаты — все-таки не будет. Компания прекрасно понимает, что ей превышение объемов на украинском направлении невыгодно.

Замечу, к моменту истечения нового контракта и 40 млрд. кубометров транзита через Украину будет трудно набрать. К тому времени заработают на полную мощность «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Думаю, ближе к 2024 году через Украину будут даже недокачивать газ. Хотя, понятно, все зависит от того, вырастут ли закупки Европой российского голубого топлива.

— Насколько Польша осложняет ситуацию с украинским транзитом?

— Газопровод Ямал-Европа проходит по территории Белоруссии, и там он принадлежит «Газпрому» на 100%. Соответственно, для белорусского участка был установлен максимально низкий тариф, который концерн устраивал.

Что же касается польского участка трубы, там «Газпрому» принадлежит 48% ГТС. Но поскольку деньги на строительство в Польше привлекались через российский «Газпромбанк», концерну также удалось продавить низкий тариф.

Теперь поляки настаивают, чтобы тариф был больше. Но тонкость ситуации в том, что часть этих тарифных платежей — те самые 48% – получит сам «Газпром», как акционер польской газотранспортной компании.

Так что разногласия с Польшей не являются какой-то катастрофой: позиции сторон понятны, и компромисс наверняка будет найден.

— Как сейчас выглядит стратегия «Газпрома» по европейским поставкам?

— Она вполне очевидная: «Газпром» будет больше качать по тем газопроводам, где является акционером. А поскольку в украинской ГТС у российского концерна вообще нет доли, он будет стараться минимизировать поставки через Украину.

— Можно ли сказать, что из всех транзитных соглашений «Газпрома» украинский — самый невыгодный?

— Да, это подтверждает сам «Газпром».

— Тем не менее, Запад успешно заталкивает нас в украинскую трубу?

— Запад декларирует, что Украина — чудесная страна, которая строит демократию. А значит, надо ей помогать — прежде всего, за счет России.

— Когда эта ситуация изменится?

— Надеюсь, до конца 2020 года, когда будет достроен «Северный поток-2». Понятно, газопровод не сразу выйдет на полную мощность — думаю, это займет пару-тройку лет.

— Контракт, подписанный «Газпромом», позволил избежать самого негативного сценария — сбоя поставок в Европу, — считает заместитель гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач. — Вот это было бы серьезнейшим ударом по позициям российского газа на европейском рынке, и по его позициям в европейском энергетическом балансе в целом. А эти позиции, на деле, очень сложно переоценить.

Да, условия, на которых «Газпром» в итоге подписал соглашение, блестящими не назовешь. Но они, на мой взгляд, вполне приемлемые. Главное, они позволяют прокачивать через украинскую территорию объемы газа, необходимые для исполнения долгосрочных поставок в Европу. И при этом сохранить ставку за тариф на более-менее низком уровне.

Здесь надо понимать: гибкая система, навязанная украинской стороной, при которой повышается тариф и приходится докупать газотранспортные мощности, делает договор с «Нафтогазом» еще более невыгодным для наращивания поставок. Это стимулирует «Газпром» к использованию альтернативных маршрутов. А это идет в минус, прежде всего, долгосрочным перспективам самой ГТС Украины.