Сивохо vs «Азов»: Почему не все равно, кто победит?

Сивохо vs «Азов»: Почему не все равно, кто победит?

Как известно, на днях ультраправые из «Азова» и аффилированного с ним «Нацкорпуса» сорвали презентацию разработанной околопрезидентскими кругами платформы примирения с Донбассом, фронтменом которой стал советник секретаря Совбеза и в прошлом шоумен родом с Донбасса Сергей Сивохо. Само по себе событие беспрецедентное – фактически партия войны отвесила громкую публичную оплеуху не Сивохо, а лично Зеленскому. Ведь это именно по его поручению и от его имени разрабатываются все эти мирные планы и платформы примирения.

По факту украинская власть оказалась в двусмысленном положении. Грубо говоря, прежде чем предлагать людям по другую сторону нынешней линии фронта какие-либо планы замирения, неплохо было бы навести порядок у себя дома – по эту сторону линии разграничения. Где сейчас де-факто хозяйничают и чувствуют себя как дома различные военизированные группы, которые никакого мира ни в каком виде не хотят.

Но реакция правых как раз предсказуема. Гораздо показательнее реакция значительной части противников продолжения курса Порошенко и сторонников завершения войны на Донбассе и всего того, что принято называть «мирным процессом». Многие из этих людей снова встали в гордую позу над схваткой, затянув привычные за шесть лет песни про чуму на оба ваших дома.

Такую позицию еще можно было бы понять, если бы в актуальной политической повестке страны имелась какая-то третья сила – более близкая по духу таким критикам. И притом, достаточно влиятельная – для того, чтобы можно было закончить фразу про «чуму на оба ваших дома» призывом поддержать кого-то третьего. Как там говорили большевики – «Есть такая партия».

Увы, реальность современной Украины такова, что такой партии нет. Она и в самый мощный микроскоп не просматривается. А реальный политический выбор для украинцев – как раз между условным «Сивохо» и условным «Азовом». В данном случае это не переход на личности, а некие маркеры, обозначающие тот или иной курс.

И всем понятно, какая из этих двух сторон заинтересована в замирении, а какая топит за войну до победного. В данной ситуации говорить о том, что совершенно безразлично, кто победит в этом баттле – «Сивохо» или «Азов» – просто нечестно перед самими собой. На самом деле очень даже небезразлично. Платформу примирения Сивохо можно критиковать, с ней можно спорить, указывать на ее слабые места и даже обличать в лукавстве в тех или иных моментах. С «Азовом» говорить просто не о чем. Там исключена возможность диалога как такового.

Есть такое понятие, «критическая поддержка». Суть его можно выразить одной фразой – поддержка+критика. Понятно, что поддерживать в нашем случае стоит не персоналии, сами по себе они того не стоят, а сам вектор, магистральное направление в сторону мира. И лишь до тех пор, пока власть этот вектор словесно декларирует. А критиковать необходимо конкретные практические шаги – за их недостаточность, половинчатость, за постоянную оглядку в сторону милитаристского меньшинства, за вот эти танцы в стиле «шаг вперед – два шага назад».

Реальность такова, что нынешняя украинская власть не монолитна. Она объективно неоднородна и представляет собой рыхлый конгломерат различных группировок и людей, у каждого из которых свои стратегические интересы и планы. Это кстати, отлично понимают те, кого принято называть обобщенным термином «порохоботы» – то есть, сторонники ультранационалистической и милитаристской линии.

Нетрудно заметить, что они критикуют власть избирательно – в их случае лично Зеленского и тех людей из его окружения, которых националисты обоснованно или же нет, подозревают в каких-то тайных связях с экс-регионалами или Россией и в потенциальной готовности идти на уступки по значимым для милитаристов вопросам. При этом вы не найдете в эфирах порохоботских медиа или каналов типа «Прямого» или «Эспрессо» критики в адрес тех представителей нынешней власти, которые по своей риторике трудноотличимы от Порошенко и Ко. Я имею в виду таких одиозных деятелей, как Никита Потураев, или Давид Арахамия, или уже бывший министр культуры Бородянский и подобных им.

Пресловутая склонность власти Зеленского к «прогибам» перед националистами кроме очевидной социальной близости значительной части окружения Зе к майданщикам и грантоедам, имеет также и другое объяснение. А именно: у Зеленского нет своих «дивизий». Ему не на кого опереться в проведении курса, сущностно отличного от политики Порошенко. Даже если бы он вдруг этого и захотел. Мешает, в том числе элементарный инстинкт политического самосохранения. У Зеленского нет своей «улицы». А у нацистов она есть – ее выращивали все последние шесть лет, подкармливая грантами из бюджета и подсвечивая с помощью «правильных» СМИ.

Так что когда, например, Андрей Портнов обращается к власти с вопросом, что сложного или трудоемкого в том, чтобы пересажать и загнать под лавку бродячие бандформирования «активистов», он и прав, и неправ одновременно.

Прав том смысле, что в указанной задаче нет ничего трудоемкого – сильная власть способна сделать это за пару недель, максимум, месяцев. А не прав он потому, что у власти банально некому этим заниматься. Нет тех силовиков, которые бы пошли до конца в случае возникновения реального силового конфликта с нацистами, да еще и в условиях, когда три четверти так называемого «гражданского общества» поднимут хай до небес, а три четверти СМИ будут на их стороне – ведь других журналистов у нас со времен Майдана так и не появилось – в этой среде процент упоротых едва ли не самый высокий.

Так что оглядываются на нацистов не просто так. А потому, что они хоть и меньшинство, но у них есть сила и ресурс для возможного саботажа линии, идущей вразрез с их интересами. С этим приходится считаться. Альтернативной нацистам силы, способной выводить на улицы в поддержку мира и власти, декларирующей движение к этому миру, – просто нет. Почему, например, та же ОПЗЖ Медведчука за последний год не провела ни одной массовой уличной акции за мир? Вся их активность лишь в телестудиях собственных каналов.

А между тем, если бы экс-регионалы продемонстрировали наличие реального уличного ресурса, их слова имели бы больший вес, и к выдвигаемым ими условиям прислушивались бы более четко. Во всяком случае, возник бы паритет. Власть имела бы в виду, что в одном случае ее заблокируют нацисты, а в другом – сторонники более последовательного мирного курса. Которые поддержат шаги к миру, но скажут, что сделанного чертовски мало.

Помимо всего прочего, это был бы еще и отличный инструмент по перетягиванию на свою сторону того электорального одеяла, которое считает своим, но никак не организует нынешняя власть. «Избиратель Зеленского», от имени которого действует власть, обычно молчит – у него нет своего голоса, за него его требования формулируют недобросовестные спикеры «Слуги народа». Но ведь люди голосуют совсем не за это.

И не нужно говорить, что выходить на улицы сторонникам мира опасно. Конечно, если выйдет пять человек с плакатом, все имеет шанс завершиться стычкой с ультраправыми. Однако если на улицы выходят тысячи, нацисты сами жмутся по углам, поджав хвост. И это совсем не фантастика – организаторы и участники массовых шествий на 9 мая и всеукраинских крестных ходов УПЦ (причем, при Порошенко!) не дадут соврать. Так что все дело, наверное, в том, что на 9 мая и на крестный ход собрать людей есть кому, а в поддержку мира и с соответствующими требованиями к президенту и СНБО от адекватной Украины, видимо, некому. Кулуарная политика и кабинетный лоббизм как-то привычнее и понятнее по формату.

Нынешние поиски пути к миру либо так и заглохнут – в кулуарах и кабинетах – киевских, парижских или московских, или приобретут новое звучание и содержание – за счет вовлечения в них широких масс, в интересах которых по идее эти разговоры о мире и идут.

И как раз сейчас есть шанс и окно возможностей для кристаллизации политической субъектности украинской партии мира. Чтобы ее очертания стали осязаемы так же, как осязаемы очертания партии войны. Чтобы Украина увидела эту партию мира так же, как она видит агрессивные лица на порошенковских майданах против «капитуляции».

Для этого нужно не отстраняться, а вовлекаться. Со своей позицией и требованиями. Чтобы с ними считалась власть.

С теми, кого нет, не считаются.