Простые ведь такие вопросы. Раз – два – три. Ответил бы кто… Евгений Сатановский

Простые ведь такие вопросы. Раз - два - три. Ответил бы кто... Евгений Сатановский

Эпидемия коронавируса, заставившая закрыть государственные границы, в том числе в “единой Европе”, неожиданно выявила многие явления, на которые традиционно у нас, да и не только у нас, не обращали внимания. Ту же рыболовную отрасль в северных широтах ожидает крах из-за того, что заходить в норвежские порты на обслуживание и смену экипажа российские суда теперь не смогут. А в отечественных нет нужного оборудования. Да и расходы такие, что можно только разориться.

Ну, так уж оно традиционно нашими экономическими гениями построено, что если со своих можно содрать не семь, а семьдесят семь шкур, то их сдерут. Отчего российский бизнес при любой возможности из страны делает ноги, подальше от таргетёров инфляции и прочих счетоводов, которых у нас по странному недоразумению полагают финансистами. Причём из них кто не лучший в мире центробанкир, тот лучший министр. Так и в самом деле: угроблена ими экономика так, что лучше не придумаешь. Подчистую. Заслужили.

И тут возникают само собой несколько вопросов. Первое. У нас всё рыболовство такое, беззаходное? В том числе на Тихом океане, где нет Норвегии, но есть Япония, Южная Корея, Китай и, на худой конец, Аляска и Канада с их портами? И если да, то почему оно российское? И что в нём российского, кроме рыбы и крабов? Может, мы тогда начнём брать пример со стран Третьего мира, которые имеют свои национальные интересы и развивают свои порты, типа Марокко? А не персональные интересы лиц, оседлавших то или иное направление, чтобы деньги держать подальше от любимой родины и родного правительства? Что для России характерно. Поскольку властям у нас не верили испокон веков, в том числе и при советской власти. Только тогда границы были закрыты и несуны всё тырили в их пределах. А как страна открылась миру, понесли что могли куда подальше целыми отраслями и направлениями.

Второе. Какого чёрта в российских портах нет нужного оборудования и инфраструктуры, чтобы при форс-мажоре, типа нынешнего, перекинуть суда на собственные базы? И не надо песен, про то, что всё давно негосударственное, так что это не проблема правительства. Поскольку если так дальше пойдёт, главной проблемой правительства будет то, что управлять ему будет нечем. И оно к этому придёт с такой скоростью – само удивится.

Третье. Какого лешего в стране такая система тарифов, сборов и налогов, что тем, кто что-то делает, нужно от неё держаться подальше, чтобы уцелеть? Ноль плательщиков даже при очень больших цифрах, которые они должны были бы платить, – это ноль денег в казне. Никто об этом из Верхних Бояр никогда не задумывался? Растаскать бюджет на национальные проекты, толку от которых стране ноль, и населению её ноль, а есть он только у их лоббистов, наглых, пронырливых и к телу Первого имеющих доступ, легко. Наполнить его сложно. И экономику завести, чтобы работала, а не тупо доить сырьевой экспорт, который не вечен, и как раз обрушился по суммам дохода, вместе с ценами на нефть, и население, которое под разговоры о том, что оно средний класс, стремительно нищает.

Причём понимает это и от благостных речей звереет не меньше, чем от апокалиптических прогнозов финансовых дояров с их неистребимо глупым барством. Молчали бы уж лучше, что ли. А то так и тянет им холку намылить всем их дурным сословием. Ну, простые ведь такие вопросы. Раз – два – три. Ответил бы кто…

Евгений Сатановский