Мэрские выборы в «Раве-Киевской»

Мэрские выборы в «Раве-Киевской»
Рава-Русская ― небольшой поселок во Львовской области, на самой границе с Польшей. Несмотря на скромный теперешний статус, городок прожил достаточно богатую событиями историю и успел повидать на своем веку российского самодержца Петра Первого, шведского короля Карла Двенадцатого и его польского коллегу Августа Второго. Свое название с красноречивой приставкой «русская» он получил от поляков еще в XV веке. И вопрос о том, почему его до сих пор не переименовали в Раву-Украинскую, Галицкую или Бандеровскую остается открытым.

В новейшую историю Украины Рава-Русская вошла благодаря одноименной таможне, за годы независимости ставшей окном в «цивилизованный» мир и сытую жизнь для многих тысяч украинских контрабандистов и таможенников. А еще нужно вспомнить обращение местной общины к Брюсселю в 2013 году с призывом заключить отдельное Соглашение об ассоциации между ЕС и Равой-Русской, не желавшей более находиться под гнетом российского царизма. Этот откровенно провокационный демарш в майданной Украине стал хрестоматийным примером гражданского мужества. А тогдашний мэр Равы-Русской Ирина Верещук, вместо того чтобы закономерно пойти под статью за сепаратизм, сумела сделать хорошую политическую карьеру. Теперь она народный депутат от «Слуги народа», завсегдатай многочисленных ток-шоу и прочих эфиров.

Этой осенью Раве-Русской, как и большинству других украинских городов и сел, предстоит пережить очередной приступ народовластия ― местные выборы. Наивные мечты «слуг народа» закрепить свой кавалерийский политический успех путем проведения локальных выборов еще в прошлом году западные друзья запретили воплощать в жизнь. Кто-то очень похожий на главу президентского офиса Андрея Ермака пробовал каким-то непостижимым образом увязать возможность их досрочного проведения весной этого года с реализацией отдельных положений Минских соглашений. Но и эти потуги приказали долго жить в дружеских заокеанских объятиях. Таким образом, праздник местечковой свободы и демократии по-украински наметили на 25 октября, а там, как «ковид» ляжет.

Местные выборы на Украине, наверное, являются единственным еще живым конституционным механизмом, хотя бы отдаленно напоминающим некий прообраз демократии в действии. Чем меньше населенный пункт или административная единица, тем больше вероятность того, что выборы там выиграет персона, более-менее отвечающая ожиданиям местного населения. С увеличением масштаба эффект народовластия тает на глазах. Чем выше ставки, тем больше технологий и идеологического бреда. В итоге мэрские кампании в столице практически ничем не отличаются от общенациональных парламентских или президентских. В том плане, что ключи к народной любви находятся исключительно в сфере «коллективного бессознательного», благодаря чему в кресло столичного градоначальника сумел усесться не только Леонид Черновецкий, но даже Виталий Кличко.

Кличко и сегодня чувствует себя в этом кресле вполне уютно. Социологический опрос группы «Рейтинг» от 26–27 июля 2020 года дает ему 41,7 проц. голосов тех, кто определился с выбором и собирается голосовать. При этом с августа 2019 года его поддержка возросла вдвое. «Уровень» потенциальных конкурентов Кличко вполне соответствует их электоральной поддержке. Телеведущего Сергея Притулу поддержали бы 11,6 проц. опрошенных, уже упомянутую Ирину Верещук ― 9,4 проц., предпринимателя и телеведущего Андрея Пальчевского ― 9,0 проц., нардепа от «Европейской солидарности» Алексея Гончаренко ― 5,4 проц., экс-главу КГГА Александра Попова (ОПЗЖ) ― 4,5 проц., сопредседателя фракции «Оппозиционная платформа ― За жизнь» Вадима Рабиновича ― 3,5 проц. Вдобавок ко всему 54 процента опрошенных считают, что ситуация в Киеве за время пребывания Кличко на посту мэра улучшилась.

Комментировать эти цифры бессмысленно. По сравнению с большинством регионов Киев по украинским меркам действительно остается оазисом относительного благополучия. Кличко и вправду в свое время вышел из простого народа, своими усилиями научился говорить по-немецки и освоил высокое искусство позировать в стиле ню фотографам глянцевых журналов. Назад в народ он, конечно, уже никогда не вернется. Но самим фактом своего жизнерадостного существования «Доктор железный кулак» заслужил кредит доверия доверчивых и непритязательных киевлян на долгие годы вперед.

Уже сейчас становится понятно, что конкурировать с Кличко на предстоящих местных выборах никто всерьез не собирается. Судя по всему, теневые хозяева городского бизнеса почти обо всем между собой договорились. Косвенным сигналом о достигнутом консенсусе стало выдвижение на пост киевского мэра от «Слуги народа» ― гипотетически наиболее рейтинговой партии ― априори непроходного кандидата. Им стала уже упомянутая «правильная сепаратистка» Ирина Верещук. Канву сего унылого предвыборного сюжета не смогло приукрасить новыми деталями даже назначение им в компанию шоумена Притулы от партии «Голос» или мастера разговорного жанра по всем на свете вопросам «независимого» Пальчевского.

В свете этой «сумасшедшей интригующей борьбы» столь «ярких» претендентов на «мэрскую булаву» возникает один логичный вопрос: а существует ли вообще сегодня заметная разница в поведенческих особенностях избирателя Киева и провинциальной Равы-Русской? Или после майдана ее удалось окончательно нивелировать и превратить столицу Украины в такую себе Раву-Киевскую или Киев-Галицкий? Если присовокупить общий рейтинг «идеологически правильных» кандидатов (под 30 процентов) к показателям классического майданщика Кличко (еще 40) по всему выходит утвердительный ответ. Думается, если бы вся эта кампания во главе с популярным боксером баллотировалась в Раве-Русской, результат был бы примерно такой же.

Местные выборы вообще призваны подтверждать очевидные вещи. Они предельно практичны по своей сути. Кроме того, что Киев неуклонно становится забитой галицкой провинцией (а в русофобской системе координат по-другому быть не может), местные выборы также служат доказательством того, что на Украине де-факто не существует общенациональных политических сил. Есть более-менее крупные, есть так или иначе влиятельные, есть ситуативно эффективные с технологической точки зрения. Но партии власти, как таковой, в стране не существует. Как, впрочем, и системной оппозиции.

Если вынести за скобки фактор внешнего влияния, власть на Украине в рамках оставшегося суверенитета с горем пополам реализуется в процессе конкуренции ряда больших и пары десятков мелких ОПГ. Поэтому, кстати, и политическую ответственность за происходящее в стране никто на себя ни при каких обстоятельствах не берет. Среди «профессиональных политиков» «нэма дурных» отвечать за чужие решения. И их вполне можно понять. Как и владельцев реального ресурса влияния, уже вконец запутавшихся в хитросплетениях раскладки собственных яиц в корзины очередных политических проектов. Вот и в этот раз приватизировать результаты местных выборов в масштабе всей страны не удастся никому. Ну а локальные сражения порой будут горячими. Не в силу реальной конкуренции партийных брендов, а из-за специфических раскладов между «народными лидерами» на местах.

Строители украинской демократии пытаются имитировать политический процесс в регионах. Этому формально служат принятые в июле с. г. законодательные новеллы, согласно которым выборы депутатов в местных советах, где количество избирателей составляет 10 тысяч и более, будут проходить по системе пропорционального представительства по открытым партийным избирательным спискам. Право выдвижения списков кандидатов в таких населенных пунктах получают лишь политические партии. В гражданском (читай, грантоедском) движении «Чесно» полагают, что избирательные новшества будут «стимулировать развитие партийного строительства в Украине, поскольку заставят партии искать популярные и узнаваемые лица в разных регионах страны».

На самом деле «новые» лица сами найдут выход на рейтинговые партийные проекты, чтобы заключить ad hoc соглашения о сотрудничестве на время выборов. Для предприимчивых и инициативных украинцев создан еще один повод поиграться в стартапы для перспективных лидеров и замутить на ровном месте активный краудфандинг. Это, конечно, не обещанные премьером Шмыгалем полмиллиона рабочих мест. Но пара-тройка сотен «работяг» в масштабах страны по итогам кампании останутся вполне довольны собой.

Каждые следующие выборы на Украине принято считать самыми грязными. Ничего нового не ожидается и этой осенью. «Используются более сложные методы: прямого давления, варварства, шантажа, ну, например, когда организуются нападения, поджоги офисов, когда идет откровенное нападение или провокация к каким-либо столкновениям политической силы или отдельного лица», ― анонсирует «изюминки» очередной избирательной кампании политолог Андрей Ермолаев.

Почему-то проснулся и карманный майданный Комитет избирателей Украины. Последние годы, после окончательной победы демократии, он никаких особых замечаний к властям не имел. Но недавно «выяснилось», что Офис президента и Кабинет министров готовятся применять административный ресурс для повышения результатов партии «Слуга народа». «Мы наблюдаем отдельные факты, которые можно характеризовать как подготовку к использованию или же использование административного ресурса на выборах», ― заявил глава Комитета Алексей Кошель.

Однако бдительность украинского гражданского общества имеет ярко выраженную сезонную природу. Если местные интересы американских демократов в порядке, то и активисты в основной своей массе на жизнь не ропщут. А если киевская власть все запросы заокеанских друзей удовлетворить по разным причинам не поспевает, то и противный административный ресурс непременно материализуется. Так или иначе, локальные выборы в заштатной стране к мировой повестке особо не приклеишь. Майданить по поводу пересчета голосов в Мотовиловке или нарушений электоральных прав сексуальных меньшинств Шепетовки никто не будет. Поэтому на украинскую долю останутся вялые разговоры подуставших экспертов о демократических стандартах и гражданской ответственности.

А высокое звание украинского гражданина носить достойны далеко еще не все. Поэтому 8 августа Центральная избирательная комиссия Украины отменила очередные местные выборы на части территорий Донецкой и Луганской областей 25 октября 2020 года. В результате права голоса лишились полмиллиона избирателей в десяти объединенных территориальных громадах Донецкой и восьми ОТГ Луганской области.

И тут, наверное, главная причина не в заботе о безопасности избирателей. Просто не везде еще граждане достигли той степени европейского просветления и американской сознательности, как в Раве-Русской и «Раве-Киевской». Смогла бы община условной Волновахи обратиться с петицией к ЕС с просьбой об индивидуальном членстве? Нет. Не додумалась бы. Могли бы местные жители после событий на майдане выбрать своими «керманычами» Кличко и Верещук? Не факт. Поэтому и недоступны им пока ни вершины народовластия, ни азы демократии. Пусть постигают и ждут лучших времен.

Ну а особый шарм украинским местным выборам 2020 года придает пандемия «ковид-19». И он заключается не только в возможности заработать на обеспечении избирательных участков перчатками, масками и антисептиками. Критерии эпидемиологической ситуации определяет центральная власть. И объявление нужного района в нужное время очередной «украинской Уханью» остается в арсенале запасных авральных методов обеспечения «совсем честных» выборов или их срыва. А тут еще и Россия подоспела с коварным созданием вакцины. Что открывает широчайший оперативный простор для реализации самых смелых фантазий в контексте гибридной войны с оголтелым на всю голову агрессором.

Но, несмотря на все неурядицы, местные выборы 2020 года стоит проводить хотя бы ради того, чтобы в очередной раз насладиться творчеством украинских креаклов. Чего только стоит шедевр «солидарных с ЕС» адептов «сывочолого крыголама» Петра Порошенко ― «Защитим армию!» Что тут скажешь. Немой восторг перед свободным и величавым полетом патриотической мысли! В канун выборов хочется выразить простую человеческую солидарность с миллионами жителей украинской провинции, переживающей эти непростые, но поистине великие времена. Грудью встанем, а армию нашу в обиду не дадим!

Войцех Михальски