Три войны, которые могут начаться уже в ближайшее время

Три войны, которые могут начаться уже в ближайшее время
В то время, пока мы, устав от сводок с «коронавирусных фронтов», с неугасающим интересом следим за драматическими событиями в Минске или новыми вспышками насилия в Соединенных Штатах, на планете назревают как минимум три острых конфликта, грозящих вылиться в открытое военное противостояние. У каждого из них – свои особенные, непохожие на другие причины и повод, совершенно разные участники и огромная «разбросанность» на мировой географической карте.

Тем не менее каждый из этих конфликтов, дойдя до уровня открытых боевых действий, грозит не только превратиться в кровопролитную локальную схватку, но и стать «бикфордовым шнуром», способным зажечь военный пожар регионального, если не мирового уровня.

Египет против Эфиопии

Причины и поводы: О том, что война между этими странами – лишь вопрос времени, многие аналитики с большой долей уверенности заявляли еще несколько лет назад. Собственно говоря, все началось с 2011 года, когда на Голубом Ниле началось возведение сооружения, имеющее, как водится в Африке, помпезное название и действительно грандиозные масштабы – Великой эфиопской плотины возрождения (ВЭПВ). Кому – возрождение, а кому – смерть. Во всяком случае, именно так заявляют в Египте, для которого эта «стройка века» будет означать потерю не только пятой части электроэнергии, вырабатываемой Асуанской ГЭС, но и не менее 40% нильской воды, критично важной для тамошнего земледелия, и без того пребывающего в плачевном состоянии. Ведь 90% живительной влаги эта страна, и так имеющая один из самых низких в мире уровней обеспеченности водой, получает как раз из Нила. Эфиопия же заявляет, что с помощью «электрификации всей страны» ее более чем стомиллионный народ сумеет, наконец, вырваться из нищеты.

Театр и возможный ход военных действий: о своей готовности применить силу в случае отказа Эфиопии от этого мегапроекта в Каире заявляли уже неоднократно, как и о готовности «сражаться за воды Нила до последней капли крови». Проблема в том, что между двумя враждующими государствами расположен Судан, которому совершенно не улыбается перспектива стать ареной сухопутных схваток, или, как минимум, территорией для наступления и отступления армий противников. Египет мечтает склонить соседей на свою сторону, но пока что это ему не удается. Именно в силу упорного нейтралитета суданцев проблемы могут возникнуть и с нанесением ракетно-бомбовых ударов по плотине «Возрождение», которыми Каир грозился уже много раз. Если Судан закроет для ВВС Египта свое воздушное пространство (а так оно, скорее всего, и будет), то дальний рейд на Эфиопию через Красное море и Эритрею вполне может закончиться провалом. Более того – удачный удар по дамбе водохранилища, которое уже будет заполнено (пусть даже частично), приведет к колоссальной катастрофе не только для Эфиопии, но и для Судана с Египтом. Для последнего – прежде всего, ибо высвобожденная из всех водохранилищ на Ниле вода нанесет самый сильный удар именно по этой стране.

Интересы России: нашей стране подобные перспективы невыгодны, что называется, ни с какого бока. И Египет, и Эфиопия всегда являлись весьма перспективными рынками для поставки советских и российских вооружений. Первенство в этом деле сегодня за Каиром, однако в последнее время и Аддис-Абеба старается не отставать, взяв курс на стремительное наращивание сотрудничества с нашей страной, причем не только в военно-технической области, но и во многих других. Индустриализация и процветание Эфиопии России, безусловно, на пользу – но только не ценой голода в Египте. Самое неприятное, что если дело дойдет до военного столкновения, нашей стране придется выбирать одну из сторон и неминуемо нести потери в своих позициях и интересах в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Да и вообще, кому нужна очередная война в этом регионе, где и так идут боевые действия в Ливии, Сирии, прочих местах?

Турция против Греции

Причины и поводы: Две упомянутые выше страны относятся, увы, к числу тех, вражда между которыми имеет вековые, если не тысячелетние корни. Если же говорить конкретно о дне сегодняшнем, то поводом для возможного столкновения, конечно же, являются колоссальные залежи энергоносителей, открытые в спорных водах между островами Кипр и Крит, а также намерения государств, входящих в так называемый Газовый форум Восточного Средиземноморья, вести там добычу «голубого топлива» и последующую его транспортировку как в Европу, так и в Северную Африку, без всякого участия в данных проектах Анкары. Все это категорически противоречит проводимой нынешним президентом Турции Реджепом Эрдоганом агрессивной и экспансионистской политике в духе неоосманизма, его попыткам вернуть стране былое величие и престиж. Да и сугубо меркантильные интересы, в данном случае – миллиардные, нельзя сбрасывать со счетов. Во всяком случае, по словам самого Эрдогана, «Турция не будет идти ни на какие уступки, а возьмет все, что ей причитается в Средиземном, Эгейском и Черном морях».

Театр и возможный ход военных действий: местом, где конкретно могут столкнуться вооруженные силы двух противоборствующих стран, скорее всего, может стать либо являющийся предметом их давнишних распрей Кипр, либо близлежащие островки. При этом первый ход наверняка будет за Анкарой, что в Афинах понимают прекрасно. Так, буквально вчера стало известно о переброске греческих войск на островок Кастелоризо, который Турция вдруг объявила «спорной территорией». Впрочем, намного более вероятным, чем наземные операции, представляется боевой контакт с участием турецких и греческих ВМС и ВВС. Собственно говоря, первое столкновение (в самом буквальном смысле слова) уже произошло, когда 12 августа в Средиземном море не разминулись два боевых фрегата – греческий Limnos (F 451) и турецкий Kemalreis (F 247). Дальнейшего развития этот инцидент, к счастью, не получил, но то ли еще может быть. Во всяком случае, о том, что Анкара всерьез опасается воздушных атак на свою территорию, говорит ее стремление форсировать поставки российских ЗРК С-400 и, возможно, даже истребителей Су-35.

Интересы России: будем откровенны – любой конфликт между странами-членами НАТО, который может потенциально привести к ослаблению, а то и развалу (пусть частичному) этого военного блока, нашей стране однозначно на руку. Более того – экспансионистские планы Греции направленные на энергетический рынок Европы идут вразрез с нашими национальными интересами самым категорическим образом. Да и Турции много чего можно будет продать… С другой стороны, слишком уж большое усиление позиций Анкары невыгодно Москве однозначно. Проблем с турецкими «партнерами», в последнее время все чаще теряющими чувство реальности, у нее и так выше крыши – что в Сирии, что в Ливии, что на Кавказе. Да и сам по себе вооруженный конфликт в Средиземноморье ничего хорошего принести не может. Лучше уж без него.

Китай против Тайваня. А вернее – против США

Причины и поводы: Азиатско-Тихоокеанский регион является очагом мировой напряженности, можно сказать, традиционно. Тем не менее сегодня масла в огонь вечно тлеющих там конфликтов, густо замешанных на взаимных давних обидах и территориальных претензиях, подливает стремление Соединенных Штатов максимально препятствовать усилению Китая. Пекин же, со своей стороны, все более жестко реагирует на подобные попытки и вот-вот может решиться показать американцам, кто в регионе хозяин. «Тайваньский вопрос» многим в КНР представляется прекрасной возможностью именно для такой – минимально рискованной и максимально эффективной демонстрации. Говоря о «неизбежном воссоединении Китая», подразумевающем возвращение «к родным берегам» Тайваня, товарищ Си, безусловно, всеми силами демонстрирует, что речь идет исключительно о «мирном процессе». Тем не менее от силовых действий Пекин воздерживался ровно столько, сколько это было необходимо в интересах высокой геополитики – дабы «не терять лицо», как мирное и соблюдающее международное право государство. «Торговая война» с Вашингтоном существенно изменила акценты в отношении того, что в Поднебесной считают допустимым. А нынешний ее накал и вовсе может развязать руки тамошним сторонникам силовых действий. По сути дела, своими непрекращающимися выпадами в отношении китайских товарищей и постоянными угрозами «наказать», «приструнить» Пекин или «положить предел его экспансионистским устремлениям в регионе», Вашингтон сам подталкивает своих оппонентов к тому, чтобы они действовали на опережение. И лучшего места для этого, чем продолжающий «упираться» остров, просто не придумаешь. С Гонконгом разобрались – Тайвань на очереди?

Театр и возможный ход военных действий: можно не сомневаться в том, что конкретные планы «силового воссоединения» с Китайской республикой как стратегического, так и тактического уровня, в Генеральном штабе НОАК проработаны давно и самым подробнейшим образом. Да, Соединенные Штаты буквально напичкали остров своими «самыми лучшими в мире» вооружениями – от носимых ракетных комплексов Javelin и Stinger до многоцелевых истребителей F-16 и танков M1A2 Abrams, а также ЗРК Patriot PAC-3. Тем не менее, все это в сравнении с реальной военной мощью Поднебесной – пыль на ветру. Понадеявшись на поддержку и защиту своего главного (и, по сути, единственного) союзника – США, на острове в последние годы стали относиться к собственной армии с прохладцей. Да, денег на ее оснащение американскими оружием и техникой там не жалеют. Однако всеобщий воинский призыв отменили еще пару лет назад. Танки и самолеты – это хорошо, но, к примеру, до половины низших офицерских должностей в тайваньской армии еще не так давно было попросту некем заполнить. Проведенные НОАК накануне буквально у берегов Тайваня масштабные учения по отработке массированных десантных операций, осуществляемых как с моря, так и с воздуха, красноречиво показывают – Пекин готовится, и готовится не на шутку. Спасти Тайбэй от быстрого и неминуемого разгрома сможет только прямое военное вмешательство США. Но станут ли американцы начинать из-за него Третью мировую?

Интересы России: Китай, безусловно, является для нас важнейшим экономическим партнером и военно-политическим союзником. С другой стороны, чрезмерное его усиление – пусть и в масштабах Азиатско-Тихоокеанского региона, неизбежно породит для России новые проблемы, поскольку после подобной геополитической победы Пекин станет еще более напористо продвигать свои интересы везде, где сочтет нужным. То есть – по всему миру. Впрочем, это произойдет в том случае, если Соединенные Штаты и вправду «дадут задний ход», то есть не вступят в военный конфликт на стороне Тайваня, который они обещали защищать от любой «внешней агрессии». О том же, что случится в противном случае, не хочется даже и думать. Новый всемирный конфликт, который, скорее всего, перерастет в ядерную войну уже на начальном этапе – крайне малоприятная тема для обсуждения.

К сожалению, приходится признать – несмотря на смертельную пандемию коронавируса, которая, казалось бы, должна была объединить, сплотить человечество, или хотя бы заставить его задуматься о хрупкости нашей цивилизации, мир, похоже, подходит все ближе к новой эпохе войн, каждая из которых может стать для него последней.