Как над Ливией не сбили российский МиГ-29

Как над Ливией не сбили российский МиГ-29
Несколько дней назад на известном видеохостинге появилась запись, на которой некий пилот, говорящий на «чистом русском языке», рассказывал, как его сбили неподалеку от аэродрома, и теперь он с нетерпением ждет помощи. Помощь в виде «вертушки» прибывает, и в итоге все заканчивается хорошо. В украинских СМИ этот ролик интерпретировали по-своему, назвав «фиаско русских в Ливии». Так ли это на самом деле?

Идет откровенный намек на то, что за штурвалами МиГ-29, прибывших на подмогу фельдмаршалу Хафтару, сидят наши пилоты. Сложно удержаться и не процитировать одно украинское издание:

Пока что неизвестно, в какой именно провинции Ливии сбили данный истребитель. В это же время пилот рассказал, что он успел катапультироваться с высоты 700 метров. С того, что пилот говорит на чисто русском языке, можно сделать вывод, что он является гражданином России.

Вывод, конечно, очень смелый. Наверняка журналист из Незалежной, который был автором этого текста, тоже неплохо владеет «великим и могучим», но это не дает основание его автоматически записывать в российские граждане. Помимо вольностей в интерпретации фактов, есть еще масса других закономерных вопросов.

Во-первых, а почему именно Ливия? Пилот никак не идентифицировал место действия. Хотя на записи видно, что это далеко не российский ландшафт. Это может быть равно как Ливия, так и Сирия, да и любая другая страна с раскаленной пустыней, в общем-то.

Во-вторых, почему ни ЛНА Халифы Хафтара, ни турецкие военные, ни НПС Сараджа, если предположить, что все происходит на ливийской земле, не отчитались о сбитии боевого самолета? Неужели они бы умолчали о таком «победном случае»? А где обломки и дым? Почему президент Эрдоган не ввинтил лично новую звездочку на погоны своих национальных героев? Почему не пляшут, стреляя в воздух из автоматов, «бармалеи» Сараджа?

В-третьих, «российский пилот» одет нехарактерно для ВКС РФ? Почему он ведет себя так странно: будучи сбитым противником, не пытается укрыться, а напротив, расстелил парашют, чтобы быть более заметным? А что, если первыми до него доберутся не спасатели, а «джипы врага», которых он «не видит»?

Наконец, вопросы вызывает сама видеозапись. Разве принято у строевых военных таскать с собой на боевые операции смартфоны, которые сами по себе являются источником ценной информации для противника и легко отслеживаются? Как-то непрофессионально, согласитесь.

Если убрать в сторону всю шелуху, вырисовывается совершенно очевидная картина. Вероятнее всего, видеозапись является экспромтом некоего военспеца (наёмника), выходца из стран постсоветского пространства, причем, совершенно не обязательно, что из России, который решил поснимать учения поисково-спасательной службы. К сожалению, в зоне действия турецкой ПВО существует высокий риск быть реально сбитым, поэтому пилоты, действующие на стороне ЛНА Хафтара, должны быть готовы к самому негативному развитию событий. Африканская пустыня, по которой снуют «джипы врагов», место опасное, и надо быть подготовленными к действиям на земле. О том, что на кадрах именно Ливия, а не Сирия, может свидетельствовать появившийся вертолет Ми-24 в окраске ВВС ЛНА.