Судороги рабов

Судороги рабов

Ceterum censeo Ucraina esse delendam

В ортодоксальной истории было только одно крушение мира, которое обернулось Темными веками. Все другие катаклизмы были страшны, но приемлемы, и Европа сравнительно скоро восстанавливалась после них. Поэтому рассказ о третьей мировой предлагаю начать издалека, с Римской империи.

Школьный курс нам говорил, что экономическая модель рабовладельческого строя изжила себя и из-за этого мир рухнул. Где-то читал, даже со ссылкой на классиков марксизма, что как только начали тормозиться поставки рабов в экономику, производство начало буксовать и всё стало сыпаться. Причем были еще высказывания, что к рабам относились не так гуманно, как в Америках, где им разрешали размножаться. Рабы Рима был конечным ресурсом.

Листая разных авторов, находил еще и упоминания моров, причем реально жутких, которые выносили то половину, то две трети того или иного города. Плюс визиты гаст-нон-арбайтеров. Ну а потом накрылись медным тазом и система водоснабжения, и система канализации, и города просто не могли себе позволить иметь больше 10–20 тысяч человек.

Но вот что интересно, все ужасы приходятся на конец Рима, на доминат. Во время принципата резали друг дружку не меньше, рабы все так же дохли как мухи, и болезни были, но империя все же развивалась. Но именно в описаниях правления некоторых императоров времен принципата меня задел один момент. Помилование поверженного противника было необычным явлением и как экстраординарность всегда упоминалось при рассказе о правлении августа. Тогда что же получается, римским стандартом было вырезать тех, кто против тебя восстал? Несколько тысяч простых смертных, ну и сенаторов с семьями, тоже прореживали, как же без них любимых. Но недостатка после репрессий ни в солдатах, ни в центурионах, ни в топ-менеджменте не наблюдалось. Германцы с даками тоже не давали спокойно жить, но до вербовки варваров система еще не опускалась. Да, уже сложно было найти римского гражданина среди центурионов, но пока все они были из империи и империя была в них.

Сюда же и кровавые развлечения на аренах. Всё говорило о том, что людей не просто много, их слишком много. Разделение империи, введение института двух августов и двух цезарей, создание аппаратов под них, всё указывало на то, что уж слишком много чем и кем надо управлять, имперский центр не справлялся, а институт легата августа (командарм, губернатор провинции с несколькими легионами) с трудом выходил за пределы провинций, пусть даже ключевых.

Получается, принципат был перенаселен, но возможности произвести эффектный внешний выплеск пассионариев a la Александр или Чингиз уже не было. Возможно, их процент упал, возможно, верхушка разложилась, в любом случае людей стало слишком много и началось нечто вроде химической кастрации. А вот когда Рим ослаб, когда давление империи на варваров снизилось, варвары начали давить на нее.

И вот этот процесс уж очень похож на наш сегодняшний день. Пассионарность ушла из всех имперских народов. Мы превратились в женщин. Наши фантасты уже не могут создавать миры. Инженерно-пиаровский гений Илона Маска стал уникальным явлением попросту потому, что других нет… Правители вообще превратились в гнид, о которых уважающий себя рыцарь даже оружие не марал бы. Просто затоптал бы копытами коня. И люди (европейская цивилизация) стали конечными, не хотят рожать так же, как и рабы Рима. Еще и другим цивилизациям пропагандируют оскопление. И о перенаселении все твердят. Осталось только запустить мор и войну. Ну прям как некромонгеры.

Возможно, хорошая мировая война спасла бы нашу цивилизацию. Мы бы научились ценить жизнь, любить как в последний раз, радовались бы краюхе хлеба и тихой майской ночи. Мы бы смогли после войны перезапустить духовность, идеологию, экономику на новых началах. Мы бы их выстрадали и родили в мучениях, но это было бы наше продолжение. Мы бы расправили плечи и сначала воевали бы, как монголы, а потом восстанавливали, как Скарлетт О’Хара. Но этого не будет. Власть имущие почему-то отошли от необходимости устроить нам очередные судороги рабов по Верховенскому.

Мы знаем это. Мы любим Федора Михайловича Достоевского. Мы ждем не дождемся, когда уже полубоги нам дадут команду резать друг дружку. Америка, Европа, Ближний Восток ― все уже устали ждать. Но нам упорно дают или пустышку из стояния на Донбассе, или восточную сказку из хуситов и ИГИЛ (запрещенная террористическая организация). Нормальному здоровому мужику даже повоевать толком негде. Путин не зовет, Бацька не зовет, Си с Дональдом Федоровичем тоже молчат. Зато радужные гомосеки с бандеровцами и змагарами, что от экономики, что от военного дела, предлагают вступить в их пушистые ряды и слиться с прайдом.

Зачем вместо стандарта огня-перерождения нам готовят что-то другое?

Да, война ― это продолжение политики другими средствами. Да, сейчас она идет в экономической, духовной, информационной, да, по сути, во всех сферах, кроме силовой. Да, получаются шедевры управления, которые будут изучать как военные комбинации. Но это все для участников игры. Где шоу для плебса? Где судороги рабов? Телевизор уже не вставляет. А Германа все нет.

Теперь к вопросу о перенаселении. Там, где люди все еще рожают (вокруг Средиземного моря, латиносы и негры в США), от 30 до 50 процентов безработицы среди молодежи. Белые постепенно отказываются от этого обременительного занятия, но их все равно много. Как я понимаю А. П. Девятова, возможность перехода к новому технологическому укладу уже есть. Но новой системе столько людей не нужно будет ― 10 процентов. Концепции Welfare State, Sozialstaat, 大同 и т. д. бьются головой об стенку, но никак не могут придумать, что делать с лишними людьми. История дала нам три практических верных варианта: большая война, эпидемии, тогда морская, теперь космическая экспансия. Война и эпидемии до сих пор актуальны, до космической экспансии мы еще не доросли.

Складывается такое ощущение, что идет противостояние между сторонниками мора и войны. Что выбрать. Опять же концепция судорог тоже включается. Удар по образованию. Возможно, эту опцию не хотели включать раньше времени, возможно, думали, что такая деградация сама собой произойдет как следствие, когда все взорвется. Но пришлось менять планы и вводить неграмотность в игру, чтоб она работала как причина.

А теперь поставим рядом два слова: «образование», которое Верховенский призывал уничтожить, и «ненужность», которая прет из всех щелей. Образование ненужностей. Резерв безработных арбайтеров стимулирует рабочих. Максимум может угрожать частному кошельку на улице. Угрозы государству до определенного момента никакой. А вот резерв людей с дипломами опасен. Он как армия экспансии. Она или атакует, или начинает пожирать себя и свою среду. Так и тут. Лишние юристы и бухгалтеры ― это хорошо при развитии, экспансии, когда есть шанс на работу. При консервации ― это горючая масса, ищущая точку приложения усилий. Даже в таких плановых обществах, как в Белоруссии, их проглядели и создали себе головную боль. Их немного, но они лишние и хотят на убой. Все как на Украине. И заметьте, Илон Маск сказал как-то, что в ближайшие 20–30 лет профессия переводчика исчезнет. А люди чувствуют. Не зря Минский государственный лингвистический университет на острие копья выступил против стабильности, за уничтожение страны и общества. Да то же и с офисными хомячками. Они реально не нужны. И при наступлении эпохи 大同 они первыми будут выброшены на улицу.

Итак, провокация на провокации, куча поводов для нормальной войны с возможностью перерастания в третью мировую, но никто пока не ведется. Хуже того, мы пока еще толком и сторон не знаем. Самый простой вывод, который напрашивается: третья мировая война будет молниеносной и разрушительной и очень много будет зависеть от первоначальной диспозиции. Поэтому мы и видим такие дикие затратные маневры, но пока без срыва в атакующее пике.

Но может быть и другой вариант, почему так долго не допускают срыва в горячую фазу. Элиту не переделаешь, капиталисты никогда не умерят аппетит, народ все так же подобострастно будет гнуть на них спину. Уже сколько раз в истории призывали дракона одуматься, меняли его, новый король горы сам становился драконом, и так всю историю цивилизации ― от обезьян до сегодня. А если принять факт, что сумерки рабов (бойня на потеху) ― это обязательная часть круговорота? Причем не просто часть, а стержневая. Если удар нанести именно по возможности нам убивать друг дружку в промышленных масштабах?

Концовка этого кризиса будет не менее эпической, чем у Древнего мира. Тут или наш глобальный многомиллиардный мир превратится в руины, поскольку передерживание войны может реально снести крышу абсолютно и ввергнуть нас в привычный мир Post Nuke, или же мы перестанем быть рабами и превратимся в людей по образу и подобию Бога и будем встречать рассвет героев.

Сергей Климов