Информационные войска Украины (из жизни людоедиков)

Информационные войска Украины (из жизни людоедиков)

Шаркающей кавалеристской походкой Мыкола Жуйко подошел к компьютеру. Полученный приказ из штаба информационных войск гласил: вечером провести информационную атаку, целью которой является пресечение распущенных врагом слухов о плохом экономическом положении Украины. Его губы были воинственно сжаты, темные брови сосредоточенно насуплены, татуированные национальным орнаментом мышцы напряжены. Мыкола подошел, включил компьютер и ругнулся: «От, дьявол! Опять электричество вырубили! Ну совсем невозможно работать — нияк неможлыво!»
Веерные отключения электричества упрямо мешали материальному процветанию истинных патриотов и вступлению страны в Евросоюз. Спасали только огороды.
2.

Блогер и комментатор, широко известный патриотической общественности под ником «Смерть москалям», мучительно думал об обновлении аватарки. Изобразить повешенного Путина — старо, раздавленного колорада — затерто до неприличия. Надо бы что-то суровое, отражающее непреклонную волю народа к победе. Он склонялся к варианту Тризуба, на манер штыка протыкающего москаля, но вот оставался вопрос: должна ли течь из врага кровища и сколько?
— Петька, чертова кукла, почему не сделаны уроки, опять хочешь двойку схватить? — раздался из кухни резкий мамкин голос.
— Не обзывай меня Петькой, я не москаль какой-нибудь! — плаксиво пискнул Петя Иванов, обреченно вздохнул и поплелся в свою комнату за тетрадками.
3.
— И шо мы будем сегодня кушать?
— Ой, и не спрашивай, Муся! — Боря горестно обхватил голову. Социального пособия явно не хватало, а возомнившие о себе поцы-революционеры платили нерегулярно — мало Красная армия гоняла этих фашистов. Боря недовольно выглянул в окно, где проистекала равнодушная, упорядоченная и неторопливая немецкая жизнь. Сосредоточился: «…когда тоталитарный режим Сталина преступно объединил Украину, а Сталин и Гитлер подписали пакт Молотова…»
— Муся, как пишется Риббентроп? С одним или двумя «б»? — испуганно вскрикнул Боря.
— Та иди ты уж в магазин, старая «б», — с развязным юмором старой эмигрантки откликнулась супруга.
«С одними или двумя? Что ж это такое творится, товарищи? Скоро совсем забуду родной язык», — расстроенно бормотал Борис, завязывая вылинявшие шнурки…
4.
Киевлянин Дмитро Марьянович киевлян ненавидел люто. Когда-то, переехав в столицу, он обнаружил, что большинство в ней говорит на русском, который он недолюбливал, поскольку плохо учился в школе. Изо рта резким запахом прорывался сельский акцент, слова против воли соскакивали на пригородный суржик, и девушки с городской пропиской воротили нос от провинциального воздыхателя. С такими вводными невозможно стать знаменитым актером, о чём Дима мечтал с детства, и ему вынуждено пришлось прослыть знатоком национального искусства…
«Запрет российских сериалов — это давно перезревшая проблема. Кино оккупанта страшное орудие в его лапах», — злорадно хихикал Дмитро, темпераментно вколачивая кнопки клавиатуры. — Наступил праздник на широкой улице Национального Возрождения!» И затертый постер «Рембо-3» с ликом почерневшего от афганского загара Сталлоне верным талисманом улыбался ему со стены.
5.
Работа не шла. В подсознание Оксане упорно лез соседский Ириней, парубок с моторкой, на которой они вчера катались по живописному Захидно-Гуцульскому водохранилищу. Ириней нахально задирал вышиванку и лез целоваться. Он уже давно был влюблен в Оксану: чтобы покрасоваться перед ней вступил в суровый «Правый Сектор», ради нее даже съездил на рынок далекого города Хмельницкий за модными черевичками.
— Да, пожалуй, и замуж пора, — Оксана глубоко, прерывисто вдохнула и закончила свой комментарий в ФБ: «…Правильно, что украинские патриоты жгут личинок “колорадов”, это и не дети вовсе, а упыри и будущие враги Украины».
— Детишек надо завести поскорее, податливей будет… — томно улыбнулась Оксана. На её губах всё горели пламенные поцелуи парубка Иринея…