Османский провокатор Карабахской войны

Османский провокатор Карабахской войны

Эксперт Центра военно-политической журналистики Борис Рожин о том, кто снова разжег пламя Карабахской войны.

– Какова роль Турции в развитии конфликта вокруг Нагорного Карабаха?

– С моей точки зрения, текущая итерация конфликта вокруг НКР является следствием, прежде всего, турецкой политики, которая подпитывает азербайджанский реваншизм в рамках концепции «Две страны — один народ». До начала текущего взаимодействия Азербайджана и Турции, в Баку опасались идти ва-банк и пытаться отобрать НКР у Армении силой. Но, получив военную поддержку Турции, Баку сделал ставку на силовой захват Нагорного Карабаха.

– Иными словами, явного провокатора этой войны долго вычислить не надо?

– Если говорить о том, кто виновен в разжигании текущей войны в Карабахе, то, с моей точки зрения, это Турция, которая активно подливает бензин в тлеющий костер застарелого конфликта. Поэтому не случайно, что именно Эрдоган и его окружение выступают главными спикерами по вопросу необходимости захвата Азербайджаном НКР, а крупные международные игроки часть своих требований по прекращению войны адресуют именно Турции, которую фактически обвиняют в переброске террористов из Сирии для нападения на Карабах, о чем уже заявили Армения, Россия, Иран и Франция.

– В чем конкретно проявляется турецкая поддержка действий Азербайджана?

– Подготовка к нападению на НКР шла несколько месяцев, и совместные учения турецкой и азербайджанских армий были элементом подготовки этого нападения. Под предлогом учений в Азербайджан были заведены военные советники и представители Генштаба ВС Турции (которые сейчас курируют операции в Карабахе), расчеты ударных и разведывательных БПЛА, истребители F-16 и другие технические силы и средства.

– Отдельная «песня» — наемники-джихадисты из Сирии, переброшенные турками в Карабах.

– В августе-сентябре с территории Сирии на территорию Азербайджана были переброшены несколько тысяч сирийских боевиков, которых переодевали в форму азербайджанской армии и использовали как пушечное мясо по образцу операций турецких Вооруженных сил в Ливии и Сирии. Среди них отмечены боевики из формирований «Султан Мурад» и «Хамза», которые контролируются МО Турции и турецкой военной разведкой. С начала боевых действий они уже потеряли несколько десятков человек убитыми и ранеными, о чем сообщают сирийские и, в том числе поддерживающие идлибских боевиков. В частности, сообщалось о гибели боевиков, воевавших в «Хайят Тахрир аш-Шам» и боевиков ССА родом из Растана, Хомса, Алеппо и Идлиба.

– Неоспоримым преимуществом Баку выглядит использование турецких ударных БПЛА в небе над Карабахом.

– На этапе развития операции в Карабахе, Турция осуществляет активную поддержку действий азербайджанской армии своими ударными БПЛА, которые по сути и наносят основные потери армии НКР и армии Армении, которые не имеют достаточно эффективной системы ПВО.

Также Армения заявляет, что действия азербайджанской армии поддерживают турецкие F-16, развернутые на авиабазе в Гяндже, а также воздушный командный пункт E-7.

Эти и другие факты и свидетельства указывают на то, что Турция ведет в Карабахе гибридную войну против Армении, прямо используя против нее и элементы своих Вооруженных сил.

– Кто, на ваш взгляд, несет ответственность за непосредственное начало боевых действий?

– С учетом подготовки азербайджанской армии и турецких военных к проведению операции по захвату всей территории НКР, очевидно, что речь идет о подготовленном нападении этих стран. Рассказы о том, что «все начала Армения», служат очевидным информационным прикрытием, чтобы избежать прямых обвинений в агрессии. Здесь мы видим определенный парадокс, когда Баку и Анкара говорят, что действия по нападению на НКР полностью законны, но вынуждены врать о том, что «Армения начала первой». Это показывает уязвимость их международной позиции.

– Что произойдет, если планы Турции и Азербайджана будут реализованы?

– В НКР, очевидно, может пройти очередная этническая чистка. В конце 80-х — начале 90-х и армяне и азербайджанцы отметились этническими чистками друг против друга, и нет оснований полагать, что в этом вопросе что-то изменится, если НКР будет ликвидирована. В Нагорном Карабахе сейчас вообще нет лояльного Азербайджану населения от слова «совсем». Соответственно, если армия Армении потерпит поражение, то эти люди либо обречены стать беженцами, либо жить на положение унтерменшей в составе Азербайджана, который будет пытаться изменить демографический состав этих территорий путем программ по массовому переселению сюда азербайджанских граждан. Эти планы, собственно говоря, давно разработаны и анонсированы Баку.

– Какую позицию займет Россия в этом конфликте?

– Россия будет стремиться выступать в роли арбитра-миротворца, который поддерживает существующий статус-кво, что прекрасно видно по заявлениям Кремля и МИД РФ. Другой вопрос, что в виду турецкого фактора выдерживать эту линию в текущих реалиях затруднительно. Плюс есть риски, что конфликт будет масштабироваться и вовлечет в боевые действия уже всю Армению, что поставит на повестку дня вопрос взаимодействия с Арменией в рамках ОДКБ.

Если масштабирование боевых действий произойдет и удары турецких дронов будут происходить уже по территории Армении, все это будет выглядеть как нападение страны-члена НАТО на страну-члена ОДКБ. Оставаться над схваткой в этом случае будет куда как сложнее, чем сейчас. Но пока что конфликт, по большей части, локализован территорией НКР.