Юрий Селиванов: Черная кошка в темной комнате закавказской политики

Юрий Селиванов: Черная кошка в темной комнате закавказской политики Ситуация в армяно-азербайджанском конфликте достигла своего рода точки бифуркации, от которой его дальнейшее развитие может пойти в прямо противоположные стороны

По прошествии недели с момента  начала нового армяно-азербайджанского обострения есть некоторые основания  считать, что военно-политическая обстановка отчасти  прояснилась и можно сделать определенные выводы.

В частности, вполне очевидно, что несмотря на обычные в таких случаях медийные истерики, обе стороны очевидным образом локализовали военную активность в рамках карабахского фронта и пока избегают распространения военных действий на всю линию госграницы  двух стран.

Таки образом, становится можно допустить, что полномасштабная армяно-азербайджанская война со сплошной линией фронта и ударами в глубину  государственной территории противника на данный момент не стала фактом и, возможно, в принципе  не является актуальной целью обоих противников.

В этой связи логически напрашивается следующий вопрос — если война с решительными целями, вроде полного военного разгрома неприятеля, изначально не планировалась ни одной из сторон, то в чем же тогда истинный смысл нынешней военной и политической конфронтации?

Допустим, но только допустим, не более того (!), что с Арменией в этом отношении все, более-менее, ясно. При известном своеобразии  её нынешних властей, довольно сложно допустить, что Ереван настолько сошел с ума, чтобы инициировать кризис вокруг НКР  и будить лихо пока оно относительно тихо. Даже с учетом того, что западные советники Пашиняна могли давать ему такие советы в видах вовлечения в войну РФ. Однако шансы на такое вовлечение в контексте сугубо карабахской проблемы настолько мизерны,  что  рассматривать эту версию несколько затруднительно.

Что касается России, то она совершено однозначно считает Карабах проблемой исключительно двух сторон – Армении и Азербайджана и влезать в эти местечковые разборки никогда не станет.

Что же касается полномасштабной войны между двумя соседями, то ее риски настолько значительны и угрозы для обеих сторон настолько масштабны,  что даже самые рьяные западные советчики Баку и Еревана вряд ли добьются  успеха на поприще её разжигания. Хотя мы, конечно же, не знаем наверняка масштабы закулисной возни и то, какие там сделаны ставки.

Во всяком случае, то, что поддается фиксации,  порождает впечатление военно-стратегического пата, который, собственно, и является главным характерным признаком армяно–азербайджанского противостояния уже тридцать с лишним лет.

И Азербайджана это касается в той же мере, что и Армении.  Тамошний президент Ильхам Алиев унаследовал от своего отца – крупного советского политика, члена политбюро ЦК КПСС  Гейдара Алиева государственный стиль мышления и умение объективно оценивать ситуацию. Именно поэтому с его стороны очень трудно ожидать каких-либо безрассудных, непродуманных действий в стиле «горячего джигита».

Очевидно, что и в нынешней ситуации Алиев исходит из фундаментального постулата о политике, как науке возможного. И вряд ли  ставит перед собой заведомо недостижимые, по крайней мере, на данном этапе, цели.

В этой связи степень его ориентации на Турцию тоже не стоит преувеличивать. Алиев наверняка не заинтересован в таком развитии событий, когда  его страна зайдет настолько далеко в конфронтации с Арменией, а значит и с Россией, что Турция станет полным хозяином положения, тогда как Азербайджан превратится в её провинцию. Алиев не тот человек, который может так легко поступаться своими властными полномочиями в собственном доме.

Поэтому совсем не должно удивлять его вчерашнее заявление, в котором он дал высокую оценку роли России в Закавказье.  Подчеркну еще раз – не Турции, не Америки, а именно Российской Федерации:

«Конечно, Россия имеет особое положение, потому что она является соседней страной Азербайджана в регионе, у нее нет государственной границы с Арменией. Россия – это страна, которая имеет хорошие исторические отношения с Азербайджаном и Арменией. Поэтому их (российской стороны) роль и возможности для посредничества по объективным причинам, конечно, более высоки, чем у тех, кто расположен вдалеке от региона и, возможно, не имеет полного представления о том, что здесь происходит за последнее десятилетие»

Тот факт, что, по истечении всего одной недели боевых действий,  азербайджанский лидер  заговорил о посредничестве Москвы, явно имея в виду начало мирных переговоров с Арменией,  определенно указывает на то, что нынешняя наступательная операция азербайджанских вооруженных сил в Карабахе изначально носила ограниченный характер. И в настоящее время, по всей видимости, близка, с их точки зрения, к достижению намеченных целей.

Маловероятно, чтобы уже на этом этапе Баку ставил перед собой задачу полной реинтеграции карабахского региона. После тридцати лет противостояния  одним наскоком такие вопросы решить невозможно.

Поэтому можно предположить, что текущие цели Азербайджана выглядят так:

— Первое. Проверить в реальной обстановке боевую мощь азербайджанских вооруженных сил и сделать выводы  на будущее о применимости данного инструмента для окончательного решения карабахского вопроса. Ильхам Алиев на протяжении многих лет активно занимался строительством вооруженных сил, вложил в это дело миллиарды нефтедолларов и действительно добился впечатляющего результата. В настоящий момент азербайджанская армия является одной из самых технических оснащенных армий среди бывших республик СССР.

Юрий Селиванов: Черная кошка в темной комнате закавказской политики

Но поскольку основу любой армии составляют все-таки люди, возможность проверить их реальный боевой дух и полевую выучку иначе, чем на поле боя невозможно. Алиеву явно необходимо убедиться в том, что деньги на армию были потрачены не зря. И что ему нет необходимости отказываться от ставки на военную силу, как на эффективный рычаг разрешения проблем с Арменией. Иначе Баку пришлось бы пересматривать всю свою стратегию и находить совершенно иные инструменты воздействия на ситуации. Иначе говоря, версия большой разведки боем со стороны Азербайджана никак не может считаться маловероятной.

Второе.  Военно-политическая активность Азербайджана является для него едва ли не единственным способом привлечь внимание крупных держав к своим интересам и потребовать реальных подвижек на высоком международно-политическом уровне для перезапуска практически забытого в мировых инстанциях закавказского замороженного конфликта. Увы, нравится это кому-то или нет, но большая политика очень жестокая штука. И людям порой приходится умирать только  для того, чтобы их страна могла напомнить миру о своем существовании и своих требованиях.  Вполне очевидно, что и в этом смысле  Алиев своего уже добился. И весьма вероятный уже в ближайшее время спад военной активности будет сопровождаться значительной активизацией переговорного процесса по Закавказью и его выходом в «топы» мировой повестки дня .

   Третье. Нельзя исключать, что выбор Баку времени для новой атаки был некоторым образом увязан с внутриполитической обстановкой в самом Азербайджане и необходимостью консолидации нации на фоне растущих социально-экономических проблем, характерных ныне для всего мира. Кроме того, определенную, но вряд ли решающую роль могли сыграть и консультации с Турцией, которая также считает себя вправе получить известные дивиденды в обмен на довольно значительную политическую и военно-техническую поддержку Азербайджана.

Таким образом, можно констатировать, что со стороны Баку нынешняя военная операция, хотя и была достаточно масштабной, но, тем не менее,  изначально имела ограниченные стратегические и геополитические цели.

Юрий Селиванов: Черная кошка в темной комнате закавказской политикиТурецкая РСЗО Т-300 Kasirga поставленная ВС Азербайджана в количестве 21 установки

В Азербайджане, очевидно не без оснований, считают, что время работает на них, в то время, как Армения, позволяющая себя роскошь внутренней дестабилизации и существенно более слабая в демографическом и экономическом отношении, вряд ли получит дополнительные выгоды от дальнейшего затягивания конфликта.

Не уверен, что реалистическое  понимание  ситуации относится к сильным сторонам личности армянского визави Алиева Никола Пашиняна. Этот деятель отличается редкой невразумительностью занимаемой им позиции, которая имеет свойство радикально меняться практически в течение суток.

Так, например, не далее, как вчера, он заявлял, что:

 «Перемирие возможно только в том случае, если Турция будет устранена с Южного Кавказа».

Кстати, автор этих строк тут же отреагировал на этот ультиматум, указав на совершенно очевидную невозможность «устранить Турцию с Южного Кавказа» по первому желанию Пашиняна. И как-то так получилось, что сегодня армянский лидер про Турцию уже не вспоминал и объявил новое условие для  мирных переговоров:

«Переговоры по урегулированию конфликта в Карабахе возможны только после остановки боевых действий со стороны Азербайджана, заявил премьер Армении Никол Пашинян. «В случае внешней агрессии задача номер один – защитить население от нападения. Только после этого можно будет говорить о переговорах.»

При такой чехарде в выдвижении условий даже для перемирия, еще более трудно понять  общую подоплеку поведения  Еревана. Если ориентироваться на заявления и практические шаги армянских властей, то их можно толковать двояко.  Либо в рамках нашей версии ограниченного конфликта на карабахском фронте и тогда принимаемые меры по мобилизации армии и публичное нагнетание страстей могут быть обычными сигналами внешним игрокам и «мировому сообществу». Либо это является сознательным нагнетанием обстановки именно для реализации такого сценария, который мы ранее определили как маловероятный.

То есть сценария полномасштабной войны с целью её выхода за пределы Нагорного Карабаха и с попыткой  вовлечения в нее России. В точном соответствии с пожеланиями некоторых внешних спонсоров того же Пашиняна. Причем, если Россия на эту войну не придет, у нынешних ереванских властей появятся искомые основания для полного пересмотра своей геополитической ориентации, вплоть до выхода из ОДКБ и полного разрыва с РФ. Психологическая почва для чего может готовиться уже сегодня.   Оснований для того, чтобы считать эту версию основной пока недостаточно. Но и полностью сметать её со стола, как совершенно невероятную, я бы тоже не спешил. Особенно с учетом того, что в этой закулисной «игре» участвуют очень темные личности, за которыми стоят еще более темные структуры западного теневого управления миром.

Юрий Селиванов, специально для News Front