НАТО—Украина: получлен явочным порядком

НАТО—Украина: получлен явочным порядком

Украина всё же балансирует в полушаге от того, чтобы таки стать причиной реального вооружённого конфликта с Россией. Или, как минимум, потенциальным полигоном для такого столкновения между Россией и НАТО. Но в Совете нацбезопасности и обороны (СНБОУ) этому, кажется, страшно рады.

Во всяком случае, замсекретаря СНБОУ и боевой генерал, ветеран АТО/ООС и первый замкомандующего Сил спецопераций ВСУ Сергей Кривонос признал, что режим президента Владимира Зеленского, который, идя во власть, обещал своей стране мир, уже готов де-факто размещать на территории страны военные базы НАТО. Чтобы, значит, успешнее противостоять «России-агрессору». И это несмотря на невозможность размещения таких баз де-юре — нужны законы-разрешения, принятые в Верховной Раде. «По военно-экономическому потенциалу мы сами не способны долгое время бороться в открытой войне. Именно надёжное плечо наших натовских партнёров позволит нам создать этот щит, который защитит нашу Украину», — сказал он. И предложил попросить американцев выводимые ими войска и базы из Германии разместить прямо на Украине. «Потому что у них есть заинтересованность в развитии и создании баз на территории нашей страны: как авиационных баз, так и морских, так и сухопутных. И не является проблемой это сделать. Это как раз тот щит, который мы сами для себя создаём», — сказал генерал. И, ясно дело, не был опровергнут Зеленским, который по должности является как верховным главнокомандующим, так и главой СНБОУ.

Ситуация тут проста, как устройство мозга пронатовского украинского патриота с одной извилиной, которая и разделяет два полушария. НАТО хочет максимально приблизиться к границам России. На Украине, а теперь вот ещё и в Белоруссии. Россия, само собой, не хочет этого. Более того, скорее всего не потерпит такой заступ за свои «красные линии». И локальные конфликты, призванные остановить натовские провокации и остудить многие горячие головы в Брюсселе, могут вспыхнуть как в Западной Белоруссии, так в украинском Донбассе. Но Украина, повторяю, готова выполнять функции полноценного члена НАТО и без формального членства в Альянсе.

Отношения Украина—НАТО развивались как бы параллельными путями, но с противоположными устремлениями. Украина, с одной стороны, всё время стремилась стать членом Альянса и в плане обеспечения собственной безопасности сменить «московский зонтик» на западный, натовский (читай — американский). Вне зависимости от того, кто был у власти в Киеве — так называемые «пророссийские силы» или «нацики». Кроме того, тогда бытовала установка-манок: дескать, только членство в НАТО обеспечивает вступление страны в Евросоюз. И этот путь — в ЕС через НАТО — действительно прошли все восточноевропейские страны соцлагеря и Прибалтики.

С другой стороны, НАТО же всегда держала перед носом украинских властей «морковку» членства на палке, длину которой то уменьшала, то увеличивала в зависимости от потребностей и складывающейся ситуации. Так они и жили: один манили, обманывая, другие бежали за манком, веря в обман.

Посудите сами: желание сотрудничать с НАТО Киев огласил сразу после обретения независимости на остывающих «трупах» Варшавского договора и СССР: в декабре 1991 года Украина при президенте-«нацике» Леониде Кравчуке стала членом Совета североатлантического сотрудничества (ССАС), ставшего в 1997 году Советом североатлантического партнёрства (ССАП). И понеслось: в феврале 1994 года при том же Кравчуке Украина вступила в программу НАТО Партнёрство ради мира (ПРМ). В 1997 году новый, якобы «пророссийский» президент Леонид Кучма в Мадриде подписал Хартию между Украиной и НАТО об особом партнёрстве и создал соответственную комиссию Украина—НАТО (КУН). В 1999 году в Киеве был открыт офис НАТО, а в 2002-м — утверждён план действий Украина—НАТО.

После первой «цветной» — «оранжевой» — революции 2004 года натовские надежды, казалось бы, начали реализовываться. «Оранжевый» президент-«нацик» Виктор Ющенко и НАТО в 2005 году объявили о начале «интенсифицированного диалога относительно приобретения членства». Ющенко вообще раздухарился ещё и потому, что верил в прежнюю практику о членстве в ЕС после НАТО. В 2008 году на саммите НАТО в Бухаресте он попросил присоединить Украину к Плану действий по обретению членства (ПДЧ). Но получил знатный отлуп. Вместе с такой «цветной» Грузией во главе с ещё одним бесноватым евроинтегратором — президентом Михо Саакашвили, которому тоже отказали.

Два «цветных» президента не поверили, что их кинули окончательно, и решили действовать явочным порядком. Михо уже в августе того же года начал убивать российских миротворцев в Южной Осетии, а Ющенко подкинул ему средства ПВО, снимая их даже с боевого дежурства по защите родной Украины. Российские танки с десантниками на броне в «войне 08.08.08» очень быстро заставили Саакашвили жрать галстуки в прямом телеэфире и до воспаления прыщей на роже напугали Ющенко, а НАТО и пальцем не пошевелила, чтобы защитить «демократов на Кавказе и Днепре» и помочь им.

В 2010 году случился второй определённый сбой в накатанном алгоритме, когда тогдашний президент Украины Виктор Янукович, обидевшись на медлительность НАТО в предоставлении его стране пресловутого ПДЧ, распустил госкомиссию, занимающуюся подготовкой вступления в НАТО. За это он навсегда закрепил за собой погоняло «пророссийского» и был свергнут в 2014 году в результате ещё одного госпереворота, преподнесённого как очередная «цветная революция достоинства».

Вот тогда-то диалог Украина—НАТО и противостояние между Альянсом и Россией получили новый импульс. Особенно когда в декабре 2014 года новая Верховная Рада Украины, напичканная революционным сбродом с «евромайдана», а также участниками и карателями гражданской войны в Донбассе, приняла закон об отмене прежнего внеблокового статуса Украины и задекларировала членство в ЕС и НАТО главной внешнеполитической целью страны. Дальше — больше: при президенте-«нацике» Петре Порошенко евроинтеграционные новации стали частью Конституции Украины, а в 2017 году Рада приняла закон, закрепляющий право Украины в будущем стать членом НАТО.

В 2018 году евроинтеграторы и атлантисты чуть из нижнего белья не выскочили от радости, что НАТО якобы ещё больше приблизила к себе Украину и приняла её в «аспиранты». На самом же деле это была ещё одна обманка-манок со стороны НАТО: статус «аспиранта» (от слова «aspirations» — стремление) ничего не давал Украине, а означал лишь подтверждение того, что она стремится в НАТО. Наряду с ещё тремя государствами — Боснией и Герцеговиной, Грузией, и тогда «Бывшей югославской Республикой Македонией. На русский язык новый статус корректнее переводился как «претенденты» или «желающие вступить». В справке НАТО по этому поводу так и было сказано: «Страны, заявившие о своей заинтересованности в присоединении к Североатлантическому альянсу, сначала приглашаются к углублённому диалогу с НАТО в рамках стремлений к членству и связанных с ним реформ. Затем странам-кандидатам может быть предложено участвовать в ПДЧ для подготовки к потенциальному членству и продемонстрировать свою способность выполнять обязательства для возможного будущего членства. Участие в ПДЧ не гарантирует членство, но является ключевым механизмом подготовки».

Всё это Украина, как видим, уже проходила. Более того, очень сильно затормозило продвижение Украины в Европу и сопротивление Венгрии, которая в ответ не притеснение киевским режимом языковых прав украинских венгров, заблокировала и продолжает блокировать любые евроинтеграционные инициативы Киева по линии и НАТО, и ЕС.

Однако в феврале 2019 года Украина Порошенко продолжала настойчиво скрестись в двери НАТО: Верховная Рада призвала Альянс предоставить Украине ПДЧ. И опять случился отлуп, а потом и сбой. И потому, что Порошенко проиграл якобы «миротворцу» Зеленскому. И потому, что все на Западе, включая генсека НАТО и даже спецпредставителя США на Украине Курта Волкера, говорили: «нэнька» не готова к вступлению, хоть ты тресни. И уже в октябре прошлого 2019 года во время визита в Киев генсека блока Йенса Столтенберга, тогдашний вице-премьер по вопросам евроинтеграции, а ныне глава МИД Украины Дмитрий Кулеба заявил, что Украина не станет отправлять в НАТО заявку на получение ПДЧ как в минимум в ближайшие 5 лет. А президент Зеленский предложил включить Украину хотя бы в Программу расширенных возможностей НАТО.

Но всё как бы кардинально поменялось в 2020 году, когда стало понятно, что Зеленский — это тот же «Порошенко №2» и даже хуже. И когда Запад начал новую кампанию всестороннего давления на Россию по всему периметру её западных границ. И вот 12 июня 2020 года Украина получила от НАТО статус члена Программы расширенных возможностей (Enhanced Opportunities Partner, EOP). Эту программу Альянс запустил ещё в 2014 году с целью усилить оперативную совместимость войск стран-участниц EOP с силами НАТО. Чем выше эта совместимость, тем проще и эффективнее участие таких государств в миссиях и операциях Альянса. И Украина стала шестым таким «расширенным партнёром» наряду с Австралией, Финляндией, Грузией, Иорданией и Швецией.

Взаимной радости Украины и НАТО тоже было, как говорится, полные штаны. «Этот день настал. Я искренне благодарен нашим партнёрам в Альянсе, благодаря которым это решение стало возможным», — написал уже упомянутый министр Кулеба. А эксперт фонда Маршалла США (того, который дал Украине нового посла США Кита Дейтона) Бруно Лете заявил: «Следующий логический шаг после статуса EOP — это членство. Можно сказать, что это партнёрство — зал ожидания для членства».

И, увы, опять соврал. Потому что статус «расширенного партнёра» реально предоставит Украине лишь более широкий доступ к программам и учениям НАТО и обмен информацией, но сам он даже не предполагает каких-либо решений по вопросу членства в НАТО. Точно так же, как и более ранний статус «аспиранта».

Вот потому-то это последнее полуприпадочно-воинственное заявление функционера СНБОУ в генеральских погонах, «ястреба войны» Кривоноса — это всего лишь проявление чистой победы натовской стратегии и тактики в отношении Украины — поиметь, извините за двусмысленность, НЕ ЧЛЕНОМ, а КАК ЧЛЕНА (выделено мною — авт.). Без всяких обязательств со стороны НАТО, но с реальными последствиями для Украины, если она, не дай Бог, окажется на передней линии военного конфликта.

Всё дело ведь в том, что НАТО украинцев, вольно или невольно превращённых в пушечное мясо, не жалко ничуть. И параллельно с разговорами о приливах и откатах с членством Альянс все эти годы продолжал накачивать Украину и её армию как советниками и инструкторами, так и оружием. Ещё на саммите НАТО в Уэльсе в сентябре 2014 года было принято решение о создании для Украины пяти трастовых фондов, по линии которых и должна оказываться всевозможная помощь украинским «партнёрам». От реабилитации картелей гражданской войны в Донбассе до логистики, управления войсками и общей борьбой с киберпреступностью. Тогдашний генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен честно разъяснил уловку этих трастовых фондов: «НАТО как организация не имеет собственного оружия или военной техники. Решение о поставках принадлежит отдельным государствам. В этой связи НАТО не будет вмешиваться в национальный процесс принятия решений странами Альянса о военных поставках на Украину». Другими словами, НАТО умывает руки насчёт централизованных поставок оружия Киеву, но если отдельные члены Альянса желают вооружать украинцев, то пожалуйста. И, например, США даже летальное оружие готовы уже поставлять открыто и легально — те же противотанковые ракетные комплексы «Джавелины». Они, правда, пока не стреляют. Но и танковых атак на Украину пока нет. И по-любому на Украине уже полно натовского оружия. Пусть и устаревшего, не совсем нужного, некондиционного, но всё равно готового стрелять.

И позиция России относительно натовских игрищ Украины тоже ясна. Она не изменилась с того момента, как Украина отменила в 2014 году свой внеблоковый статус. Тогда же первый замминистра обороны России Анатолий Антонов сказал: «Это уже не предвыборное заявление, а решение парламента страны. К такому контрпродуктивному решению Киев подтолкнули натовские страны, пытаясь превратить Украину в передовой рубеж противостояния с Россией. ЕСЛИ ОНО В ДАЛЬНЕЙШЕМ ПРИОБРЕТЁТ ВОЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ, ТО МЫ БУДЕМ ДЕЙСТВОВАТЬ АДЕКВАТНО (выделено мною — авт.) Тогда у нас с НАТО будет полный разрыв, восстановить который будет практически невозможно». И ведь с тех пор ничего не изменилось. Только возможность конфликтов всё ближе и ближе…