Единственный свидетель — ребёнок. Загадка двух смертей в московской квартире

Единственный свидетель — ребёнок. Загадка двух смертей в московской квартире

Фото © shutterstock

ГСУ СКР по Москве разбирается в загадочной истории: трехлетний ребёнок провёл несколько часов среди трупов — его матери и её подруги. По предварительным данным, обе погибли от инъекции какого-то препарата. Возможно, они свели счёты с жизнью, либо их кто-то мог убить. Родные не исключают криминальной смерти и утверждают, что мать ребёнка не употребляла наркотики или другие препараты.

Трагедия разыгралась 12 июля в квартире на улице Михалковской на севере Москвы.

Консьерж подъезда рассказала, что после девяти часов жильцы одной из квартир стали жаловаться на соседей, которые их залили водой. Они вместе стали звонить в дверь злополучной квартиры, но им никто не открыл. Тогда они вызвали полицию. Около 11 часов вечера её сотрудники приехали и открыли дверь.

В ванной комнате в окружении шприцов и с многочисленными следами инъекций были обнаружены молодые девушки. Они лежали параллельно друг другу. Одна из них — Инна Гриценко, 28 лет — жила с родителями и трёхлетним сыном Марселем. В тот день она вместе с сыном пришла в гости к подруге Екатерине, которую знала всего месяц.

Как оказалось, Екатерина снимала эту квартиру у собственного брата. Родители погибшей в этот день были на даче. Екатерина и её подруга Инна должны были тоже подъехать к ним.

Единственный свидетель — ребёнок. Загадка двух смертей в московской квартире

До сих пор непонятно, что именно произошло в этой квартире. По одной из версий, девушки по какой-то причине могли свести счёты с жизнью, сделав смертельную инъекцию. Они оставили включённой воду, чтобы соседи забили тревогу и быстро спасли малолетнего ребёнка. Следователи не отбрасывают и криминальную версию — с девушками могли расправиться с помощью смертельного препарата. В любом случае тот факт, что они умерли одновременно, вызывает подозрения. В первую очередь оперативники будут отрабатывать окружение девушек, круг их знакомств и интересов, возможные долги и обязательства.

Мать Инны — Елена Гриценко — рассказала Лайфу, что сейчас главная версия следователей о смерти девушек — отравление алкоголем.

— Инна вообще у меня не пила, я очень за этим следила. А если и пила, то только благородные напитки: вино, шампанское. Тем более у неё ребёнок был. У неё работа-дом-работа-дом. Она работала медсестрой в частной клинике. Её там очень уважали, она вообще молодец. Голову на отсечение даю, что наркотики она не употребляла. Скорее всего, в этом виновата подруга, с которой она была. Мне кажется, это из-за неё. Они познакомились с ней в больнице. Честно говоря, они дружили, может, месяц, не больше. Мы жили с ней вместе, она жила у меня под боком. От меня никуда. Никого у нас никогда не было. Всё у меня на глазах было. Всё было чётко, ребёнок один не оставался никогда в жизни. Я вообще в шоке, как он сейчас один без нас. Ему три с половиной годика, зовут Марсель. Папы у нас нет. Мы воспитывали вдвоём ребёнка.

Единственный свидетель — ребёнок. Загадка двух смертей в московской квартире

Сын Инны — Марсель — не пострадал, сейчас его поместили в инфекционную больницу. Бабушке и дедушке отдадут внука только после установления над ним опеки.

— Я не знаю, что именно там случилось. Говорят, всё взяли на экспертизу. Уже сделали вскрытие, ничего не показывают. Через 40 дней только будут результаты, пока не знаем ничего, — рассказала Елена Гриценко.

У следователей могут возникнуть вопросы к местному участковому, который должен был контролировать ситуацию в этом доме и жильцов. Несмотря на то что родители погибших утверждают, что их дети не употребляли наркотики, нельзя игнорировать тот факт, что на телах обнаружены многочисленные следы от инъекций.