55 лет полёта В.В. Терешковой в космос. Фантазии продолжаются.

Сообщение от канала “Не верь стереотипам”. Любое распространение в сети Интернет этой статьи приветствуется как автором, с указанием авторства, так и каналом “Не верь стереотипам”, с указанием ссылки на канал.

Автор: Таисия Степановна Когутенко. Ветеран РКК «Энергии», одна из разработчиков ПВУ для «Востоков», «Восходов» и «Зенитов», ветеран Космонавтики России, Заслуженный испытатель Космической техники.

55 лет полёта В.В. Терешковой в космос. Фантазии продолжаются.

Герой Советского Союза, генерал-майор в отставке Валентина Владимировна Терешкова, депутат от “Единой России” в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. 19 июля 2018 года проголосовала за повышение пенсионного возраста, за что ей отдельное “спасибо” от простых граждан Российской Федерации.

За более чем полвека, прошедшие с момента запуска первых пилотируемых Космических кораблей, заслуги героев – космонавтов становятся всё значительнее и значительнее, а техника, выводившая их на орбиты – всё не совершеннее и не совершеннее. Из-за соревнования с американцами в полёт космонавтов отправляли на недоработанных кораблях, а полёты становятся всё страшнее и страшнее. Выше сказанное, следует из многочисленных интервью первых космонавтов, что с удовольствием подхватывают и развивают некоторые журналисты и кинематографисты.

Злую шутку с создателями Космических кораблей сыграла пресловутая секретность. Лицом наших достижений тех лет в Космосе во всём мире были наши космонавты, а Главные Конструкторы, инженеры, техники, рабочие и их полководец Сергей Павлович Королёв оставались в тени, не было подробных публикаций о конструкции кораблей, о всех полётных ситуациях в изложении специалистов – вот мы и имеем то, что имеем.

Всё это предвидел Николай Петрович Каманин и написал очень точно в книге « Скрытый Космос»: «Космонавты слишком переоценивают значение своих подвигов и принимают за чистую монету всё, что пишется, что говорится и показывается по поводу каждого пилотируемого комического полёта в наших средствах массовой информации. Всё это делается с целью ознакомления нашего народа и народов зарубежных стран с достижениями в Космосе Советской науки и техники, но делается по установившейся традиции, в основном так, что все эти достижения представляются заслугой одних лишь космонавтов. Такая традиция очень вредна…»

Всё, выше изложенное, относится и к Валентине Владимировне Терешковой. Находясь на пике Славы, в юбилейных интервью, посвящённых 50-ой годовщине её полёта, она наговорила такого, что пришлось подробно ответить на все её, мягко выражаясь, фантазии в Новой газете (№ 104 за 2013 год), также опубликовано, согласно пожеланию автора статьи, на канале “Не верь стереотипам”. Статью Валентина Владимировна, наверняка читала, но оказалось, что точку в этом вопросе ставить рано.

В конце декабря 2017 года на телевизионном канале Звезда прошёл фильм из серии Легенды Космоса – «Первый женский отряд». Эта серия позиционируется, как документальная. Действительно, большая часть фильма построена на воспоминаниях двух прекрасных женщин – дублёрш Валентины Владимировны. Честь им и хвала, достойные были кандидаты на полёт – инженеры, лётчицы, но не случилось. Они состоялись в жизни и науке, защитили кандидатские диссертации, до сих пор продолжают трудиться в Космонавтике: Валентина Пономарёва занимается историей, а Ирина Соловьёва – психологией.

Без «тайн» и здесь не обошлось. Фильм начинается со слов ведущего: “Мало кто знает, что Терешкова чувствовала себя в полёте плохо, при катапультировании ударилась головой, приземлилась в тяжелом состоянии, была отправлена в госпиталь в Москву. В госпитале она находилась в палате интенсивной терапии, только к вечеру стало ясно, что её жизни ничего не угрожает. На следующий день её вернули на место посадки и сняли постановочный снимок – она после приземления стоит на парашюте, вокруг неё местные жители, она ест принесённую ими еду, а им раздаёт тубы с космической пищей, что делать не имела права (для этого её, конечно, надо было вернуть на место посадки?)“.

К сведению авторов фильма: Да, во время полёта Терешкова плохо переносила невесомость, её тошнило, ничего не ела, только пила сок. Перед катапультированием не закрыла забрало и получила им по носу, где потом появился синяк. После приземления она была в хорошем расположении духа, её осмотрел врач поисковой группы и сообщил в опергруппу на Байконур, что состояние её отличное. В этот же день 19 июня самолёт доставил Валентину в Куйбышев (ныне Самара), приземлившись на аэродроме завода «Прогресс». На следующий день в Куйбышеве, на заседании Госкомиссии она докладывала о полёте (перед заседанием ей оказывали косметические услуги по маскировке синяка). Был ещё день отдыха, а 22 июня Терешкову встречала Москва. Всё это – цветочки, ягодки впереди.

Ведущий фильма сообщает: « Сам полёт Терешковой начался крайне не удачно. Сразу после взлёта Валентина понимает, что может не вернуться». На экране кадр, где Терешкова вещает: «ОШИБКА БЫЛА В ТОМ, ЧТО НА СПУСКЕ ПРОГРАММА БЫЛА ЗАПЛАНИРОВАНА ТАК, ЧТОБЫ НЕ СТОЛКНУТЬ КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ С ОРБИТЫ, А НА ПОДЪЁМ ОРБИТЫ». Ведущий поясняет: «Оказалось, что в автоматической программе корабля была допущена неточность, он был сориентирован так, чтобы вместо того, чтобы лечь курсом на Земную орбиту, он почему-то удалялся от Земли. О критической неисправности Валентина, как только разобралась, доложила Королёву. Целые сутки она провела в напряжении, только на второй день в систему заложили новые данные, и курс корабля стал выправляться. Это серьёзно повлияло на её психологическое состояние»

ЧУШЬ НЕСУСВЕТНАЯ – от первого до последнего слова.

Где же Вы, Валентина Владимировна увидели в спускаемом аппарате программу на спуск, да ещё ошибки обнаружили – гениально!!! В приборном отсеке корабля, к Вашему сведению, стояло программно-временное устройство (ПВУ), в орбитальных и циклах спуска которого, в жестко установленные временные интервалы, включались и выключались бортовые системы. По отделению корабля от последней ступени ракеты – носителя включался первый орбитальный цикл. Цикл длился приблизительно 90 минут, то есть виток, конец цикла включал его начало до тех пор, пока не принималось решение о спуске. Штатные циклы спуска, первый или второй, включались только по КРЛ (командная радиолиния). Всё время орбитального полёта, господин ведущий, корабль находится во вращательном движении. Автоматическая ориентация проводилась только перед включением тормозной двигательной установки (ТДУ) или ручная – при проведении космонавтом эксперимента по ручному управлению. Никакое вмешательство в работу автоматики не возможно. Видеть ничего, относящегося к программе спуска, на приборной доске пульта пилота не возможно, так как там этого просто нет. Транспарант «Спуск 1» загорается только, когда включается штатный цикл спуска по КРЛ – это и увидела Терешкова на 49 витке полёта, когда его включили. Если бы Валентина Владимировна доложила Сергею Павловичу о каких-то не правильно заложенных данных на спуск, он решил бы, что у космонавта начались «глюки» и принял решение о срочном спуске корабля.

В 50-ю годовщину полёта всё это и многое другое мы уже слышали. Наступило 6 марта 2017 года – юбилей самой Терешковой и все телевизионные новостные программы начинались с поздравления и сообщения о том, что она могла не вернуться из Космоса – корабль был запущен с ошибками, которые она исправляла в полёте.

В марте 2017 года открывается выставка в Лондоне, посвящённая полёту Терешковой в Космос, где Валентина Владимировна даёт интервью английской журналистке Мери Дежевски, которая в 1980-х годах работала корреспондентом в Москве. («Гардиан» 30.03 2017)

Мери пишет: «…Загадки и тайны долгое время окружали полёт Терешковой, высказывались предположения, что первая женщина-космонавт была слишком слабой и вялой, чтобы провести запланированные эксперименты на борту и что она, без достаточных оснований, отказывалась выполнять приказы. Только 30 лет спустя Терешкова честно рассказала, как всё было на самом деле, и она оказала мне услугу, повторив это для меня. Она отрицает слухи о том, что она была больна – или в большей степени больна, чем можно было ожидать – и что она не смогла провести на борту запланированные эксперименты. Терешкова говорит, что по её просьбе длительность полёта увеличили с одного до трёх дней, а на запланированные эксперименты должен был уйти только один день. Что касается подчинения, то почти сразу после старта произошел довольно серьёзный сбой. По её словам, она обнаружила, что параметры возвращения в атмосферу были неверными – настолько неверными, что она могла улететь в Космос, вместо того, чтобы вернуться на Землю. В конечном итоге ей прислали новые данные, однако её начальство в Центре управления полётами заставили её пообещать сохранить эту ошибку в тайне, чтобы уберечь репутацию».

Говорит Терешкова, приводит её слова Мери: «Мы настаивали на том, что всё прошло нормально. Мы не рассказываем об этом. Мы хранили эту тайну 30 лет, до тех пор – пока не умер человек, совершивший ту ошибку». Я привожу подробно все эти тексты, чтобы сложилось более полное представление – до чего могут дойти фантазии заслуженного человека при нашем молчании. Настала пора задать Валентине Владимировне ряд вопросов – что, конкретно, она видела, на каком приборе, кому сообщала, какие данные получила, кто просил молчать, кто этот умерший человек, совершивший ошибку?

«Ларчик» просто открывается – всё это выдумки. В феврале месяце, зная моё сожаление об отсутствии документов по этой теме, Любовь Павловна Вершинина (историк Космонавтики) обратила моё внимание на 2 документа в интернете на портале «Планета Королёва»: Вахтенный и Бортовой журналы полёта Терешковой.

Вахтенный журнал, в котором записывались все переговоры «Чайки» (позывной Терешковой) с Землёй, вели во время полёта сотрудники ОКБ-1: Владимир Бодриков, Вадим Волков, Михаил Брусков и Константин Овчинников. Они работали в четыре смены, в журнале в конце смен стоят их подписи со словами – смену сдал, смену принял. На время полёта были назначены четыре сменных технических руководителя: К.А .Керимов, А.Ю. Ишлинский, В.И. Кузнецов и Н.П. Каманин. В журнале в конце смен стоят и их подписи со словами – дежурство сдал, дежурство принял. Всё, что записывалось в Вахтенном журнале, проверялось дежурившими техническими руководителями. Все переговоры записывались на магнитофон; записи в журнале начались за два часа до старта, сразу после посадки «Чайки» в корабль. Из записей в журнале следует, что никаких вопросов по поводу неисправностей в системах и оборудовании корабля она не задавала – их просто не было. Напротив, на 19 витке, в момент связи с корреспондентом газеты «Комсомольская Правда» она сказала, что наш корабль лучший в мире. Сама же Чайка на 2-ом и 38-ом витках не справилась с ручной ориентацией (предлагаемой программой полёта), только на 47-ом витке она сообщила, что нормально провела ориентацию (подробностей не сообщалось).

В конце 48-го витка в 9 часов 42 минуты по КРЛ включился автоматический цикл спуска ПВУ, по которому на 39-ой минуте включилась АСО (автоматическая система ориентации), на 64-ой – гироприборы и ДУС-ы (датчики угловых скоростей). На 70-ой минуте цикла включилась « Схема разрешения или отмены пуска при работе АСО», между 70-ой и 71-ой минутой проходит тест АСО и на 71-ой включается СУ ТДУ ( система управления тормозной двигательной установкой). ТДУ отработала нормально, при наборе нужного тормозного импульса прошла «Главная команда» – выключение двигателя и включение цикла ПВУ – разделение, по которому прошло разделение СА (спускаемый аппарат) и ПО ( приборный отсек). Дальше работала система приземления, последняя запись в Вахтенном журнале: «13 ч. 00 м. Сообщили врачи – самочувствие Чайки отличное, координаты места посадки… Полёт корабля «Восток -6» закончен успешно»

Бортовой журнал содержал: задание на полёт, данные по ручному спуску и порядок его проведения, условные обозначения передаваемых сигналов, позывные УКВ ( ультракоротковолновая связь) и КВ (коротковолновая связь) – «ЗАРЯ» и «ВЕСНА», соответственно. По мере выполнения программы Терешкова вносила свои комментарии. В Бортовом журнале так же ни о неисправностях и неправильно заложенных данных не упоминается. Просто диву даёшься – сколько можно морочить нам головы, делая из нас идиотов, и ещё припутывая к своим виршам Сергея Павловича Королёва, имя которого для тех, кто с ним работал, свято.

В заключении особо подчеркну, что при создании «Востоков» всё делалось впервые – конструкция, системы корабля, кооперация предприятий. Да существовало соревнование с Америкой, были жёсткие сроки, но никогда с дефектами или недоработанные корабли не запускались в Космос. Проводились автономные испытания систем при установке на борт на заводе, комплексные испытания в КИС-е завода, испытания на полигоне, на всех этапах присутствовали представители ОТК (отдел технического контроля) и Военной «приёмки». Все неисправности устранялись на любом этапе технологического процесса. При проведении лётных испытаний возникали нештатные ситуации, но это не даёт право Героям их придумывать, пользуясь тем, что ушли из жизни Главные Конструкторы, руководители среднего звена, да и нас, рядовых исполнителей ( молодых специалистов в те годы) осталось немного.

Исходя из сказанного, уважаемые Герои первых полётов в своих интервью оставьте, пожалуйста, технику в покое; а журналисты и кинематографисты не делайте из достижений Космонавтики эпохи КОРОЛЁВА дешевые шоу!

Примечание канала “Не верь стереотипам”: Поздравляю всех “репортёров”, точнее, всех тех, кто по недоразумению стал считать себя репортёрами, авторов фильма из серии Легенды Космоса – «Первый женский отряд» и саму Валентину Владимировну, словами Коровьева: “Поздравляю вас всех, граждане, соврамши”

И, обращаясь к председателю партии “Единая Россия” Дмитрию Анатольевичу Медведеву, могу сказать – после такого не удивительно, что возглавляемую Вами партию вполне справедливо называют партией жуликов и лгунов даже те, кто сам является жуликом и лгуном.