79 лет трагедии в Бабьем Яру

79 лет трагедии в Бабьем Яру

29 сентября 1941 года на окраине Киева, в урочище Бабий Яр начались массовые расстрелы евреев. Всего за два дня – 29 и 30 сентября здесь были убиты более 33 тысяч человек. Не щадили никого: ни женщин, ни стариков, ни даже грудных младенцев. Сегодня во всем мире проходят траурные мероприятия памяти тех, для кого овраг с трупами, уложенными рядами один над другим, стал последним, что они видели в своей жизни.

– Куда вы идете, вас же расстреляют? – крикнул кто-то из толпы, провожающей колонну евреев.

-Ну что вы, посмотрите, кто здесь идет! Никто из нас не может воевать. А пули нужны на войне. Зачем тратить на нас пули?
Этот диалог, который сегодня известен благодаря воспоминаниям одного из немногочисленных выживших (их было всего 29 человек) показывает, что люди до самого конца не знали, что их ждет. Накануне по всему Киеву были расклеены объявления, в которых евреям предлагалось явиться на сборный пункт, взяв с собой ценные вещи и документы для якобы переписи и переселения. Слухи о безопасности явки помогали распространять местные полицаи. Они же были призваны следить, чтобы заподозрившие что-либо евреи не прятались у своих друзей и соседей-украинцев.
Ранним утром 29 сентября нацисты начали приводить в исполнение свой план. На Нюрнбергском трибунале во время процесса по делу айнзатцгрупп было доказано лишь участие в расстрелах зондеркоманды 4а айнзатцгруппы под руководством штандартенфюрера СС Пауля Блобеля. Однако большинство современных исследователей склонятся к тому, что их сил было бы явно недостаточно и «в помощь» им привлекали украинских коллаборационистов.
Коллаборационисты прибывали в Киев вслед за немецкими войсками. Они рассчитывали создать с помощью немцев «украинскую державу», а пока – поступали на службу в нацистскую «вспомогательную полицию». Тем более, большая часть этих добровольцев уже имела опыт массовых убийств – в июне и июле 1941-го года они участвовали в массовых убийствах в захваченной немцами Львовской области. Чаще всего – без немецкого вмешательства, по собственной инициативе.
Современные ученые также склонны считать, что в расстрелах участвовало подразделение ОУН Буковинский курень. Националисты стояли в охране – следили, чтобы никто из тех, кого согнали для расстрелов, не сбежал. Расстрельного оружия украинцам немцы предпочитали в руки не давать. Однако по свидетельствам тех, кто выжил в той трагедии, украинские сторонники нацистов, убивая людей, обходились и без оружия.
К примеру, гражданин Израиля Михаил Сидько, один из 29 человек, спасшихся во время трагедии, в одном из интервью рассказывал, как на его глазах буквально за минуту были убиты его мать, младшая сестра Клара и 4-месячный братишка Володя. В мать, по его словам, стрелял немец, а детей голыми руками убивал украинский полицай: «Клара увидела меня, подняла ручки: Миша, хочу на ручки. Побежала. Полицай догоняет ее – бах по башке сверху, она упала. Он каблуком ее бац на грудь – задавил! А потом также, сапогом, Володю, который кричал, не переставая»…
Безусловно, вина немецких нацистов в этой трагедии безгранична. Главными идеологами, вдохновителями и исполнителями были они. Только они и не отрицают этого и не называют улицы именами гитлеровских «героев».