ОДКБ важно приводить интересы участников к общему знаменателю – замдиректора КИСИ

ОДКБ важно приводить интересы участников к общему знаменателю – замдиректора КИСИ

Октябрь выдался непростым сразу для трех стран-участниц Организации Договора о коллективной безопасности: продолжаются протесты в Беларуси, вспыхнули и привели к смене власти протесты в Кыргызстане, Армения ведет боевые действия с Азербайджаном в Нагорном Карабахе. При этом в поле обсуждения оказался вопрос роли ОДКБ в урегулировании этих конфликтов. Так, президент Беларуси отметил, что теперь в Минске «поняли, что такое ОДКБ и для чего она нужна», а генсек организации Станислав Зась допустилвозможность введения миротворцев в зону армяно-азербайджанского конфликта в Карабахе. Что думают о такой перспективе в Казахстане и каков потенциал ОДКБ в решении подобных вопросов, в беседе с «Евразия.Эксперт» оценил доктор политических наук, заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований при президенте Казахстана Санат Кушкумбаев.

– Санат Кайрслямович, президент Беларуси Александр Лукашенко заявил, что августовские события в республике и реакция на них России свидетельствуют о том, что ОДКБ очень важна и ее надо развивать. По каким направлениям это нужно делать? Может ли ОДКБ участвовать в урегулировании внутренних политических конфликтов?

– Нет, это не зона ответственности ОДКБ. Нет соответствующего мандата. ОДКБ – военно-политический блок оборонного характера, рассчитанный на защиту интересов стран-членов от внешней агрессии, не более того. Это четко прописано в уставе организации.

У ОДКБ четкий устав, там много чего прописано, но не все выполняется. И это проблема. Тот правовой фундамент, который прописан в документах, еще необходимо полностью реализовать и в воздушно-оборонном пространстве, и в ракетном щите, и в ряде других направлений. А дополнять и нагружать его какими-то вещами, не подпадающими под мандат, нет необходимости. Организация в этом погрязнет. Она не выполняет и не должна выполнять полицейских функций.

– А по какой причине в ОДКБ не выполняются все нормы устава?

– Есть правовые механизмы. Когда соглашение подписано, его должны ратифицировать парламенты стран-членов. Там тоже есть свои правовые нюансы. Есть, например, вопрос поставок вооружения по льготным ценам. Второе – общая воздушная оборона. Есть определенные пространства, есть определенные технические и географические сложности, которые невозможно будет реализовать вообще. Яркий пример – Армения, она не имеет общих границ со странами-членами ОДКБ.

Например, у Казахстана с Россией есть соглашение, касающееся воздушной обороны двух стран. Оно, естественно, интегрирует наши системы. В других странах по-другому это рассматривается. Между Кыргызстаном и Таджикистаном другая проблема интеграции систем. То есть, по сути, речь идет о том, что ОДКБ является структурой, объединяющей 6 стран, но в большой степени состоящая из двусторонних отношений России со странами-партнерами. Это набор 6 опций под зонтиком ОДКБ.

Да, мы проводим совместные учения, но они классические – когда привозят технику, танки, сухопутные подразделения для отработки классических навыков. А есть более широкий спектр, который требуется еще реализовать.

Поэтому свои задачи у ОДКБ есть, есть соответствующий план. Пытаться вынести на повестку дополнительные вопросы, которые опять вызовут споры, нет необходимости.

По Кыргызстану было то же самое в 2010 г. В ходе масштабного межэтнического конфликта на юге страны кыргызские политики, вплоть до временно исполняющего обязанности главы государства, обращались в ОДКБ и просили помочь справиться с ситуацией. Но силы ОДКБ не вошли в страну никак, хотя Кыргызстан был членом ОДКБ. Потому что для вмешательства организации не было соответствующих правовых международных условий.

– Есть какие-то конкретные направления работы, эффективность которых действительно нужно повысить? Например, чаще проводить учения, чтобы сохранять форму военных или еще что-то?

– Есть вещи, которые нужно согласовывать. Например, интересы всех стран-участниц ОДКБ не идентичны. Это логично. Важно, чтобы они не были разнонаправленными.

Когда мы видим серьезные расхождения, например, как сейчас с учетом ситуации на Закавказье – один член ОДКБ пытается перетянуть потенциал организации и ее членов на свою сторону – это не то, чего от ОДКБ ожидает, например, Казахстан.

Понятно, что в силу географических и других вопросов мы занимаем более сдержанную позицию по отношению к участникам конфликта, с которыми у нас сложились партнерские отношения. Мы заинтересованы в том, чтобы обе стороны по-прежнему оставались нашими партнерами.

– Глава МИД России Сергей Лавров допустил введение российских военных наблюдателей или миротворцев в Нагорный Карабах. Как в Казахстане воспринимается возможное введение миротворцев ОДКБ в зону конфликта?

– Министр иностранных дел произнес ключевое слово «российских». В данном случае это суверенное право России. Речь идет не о вводе сил ОДКБ и каких-то многосторонних обязательствах. Казахстан чисто дипломатически не должен комментировать это суверенное право России. Как у участницы Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху, у России есть много опций.

Если Россия говорит о миротворцах, она должна заручиться поддержкой сторон конфликта. Это должны быть и Баку, и Ереван. Казахстан в данном случае вообще никак не связан с ситуацией. Наше участие в миротворческих миссиях происходит исключительно под зонтиком ООН.

Международная легитимация нужна обязательно. Все остальное будет выглядеть либо как участие на одной стороне конфликта, либо как самодеятельность.

Допущение ввода российских миротворцев – это всего лишь гипотеза. До реализации дойти не так просто. Учитывая накаленность и горячую фазу самого конфликта, неизвестно, насколько стороны конфликта будут готовы на это пойти. Со стороны России это жест, который обозначает, что у страны есть определенные опции в качестве ее вклада в разрешение конфликта, в том числе и то, о чем сказал Сергей Лавров. А понадобится это или нет, еще неизвестно, на повестке дня это не стоит.

– 8 октября генеральный секретарь ОДКБ Станислав Зась заявил о готовности организации сыграть посредническую роль в Кыргызстане. Насколько вероятен такой сценарий, и от чего будет зависеть решение об участии ОДКБ в урегулировании кризиса?

– Генеральный секретарь говорил не о вводе войск, а об участии организации миротворчески. То есть, по его мнению, ОДКБ может быть площадкой для обсуждений. Ни о какой военной составляющей речи не идет, так как конфликт продиктован внутренними противоречиями стран. Все решается коллегиально и методом консенсуса.

Ну кто даст согласие послать в Кыргызстан войска ОДКБ? Тот же Казахстан не заинтересован в том, что бы после такого вмешательства в ситуацию возникли обвинения политического характера. Слишком много нужно выполнить условий, чтобы подобное реализовать на практике.

Я полагаю, в данном вопросе речь идет о потенциале организации. Блок-то военно-политический.

Подчеркну слово «политический», что говорит о принятии решений стран-участниц в каких-то мероприятиях. На этом уровне, в плане политической составляющей, можно использовать потенциал – переговорные платформы, например. Остальное – не зона ответственности ОДКБ и не ее мандат.

– В феврале 2020 г. вице-спикер Госдумы Петр Толстой заявил об обсуждении в ОДКБ Создания международного института исторической памяти. Как в Казахстане оценивают активизацию ОДКБ по линии сохранения исторической памяти?

– Идея замечательная. Откровенно, мы понимаем, что это прежде всего российский интерес, учитывая ситуацию вокруг истории XX века и Второй мировой войны. Идут большие разногласия идеологического характера.

В целом, конечно же, Казахстан и наши эксперты придерживаются точки зрения, что история должна быть деидеологизирована. Она не должна быть заложницей политических амбиций. История должна изучаться профессионалами, и они должны находить консенсус в ее трактовке.

Чем больше политики занимаются историческими экскурсами, тем больше возникает вопросов среди специалистов. Хотя спорить и находить точки соприкосновения должны именно они. Все остальное – сложно. Когда в ходе политических мероприятий дается резюме запретить, не допустить, ввести нормы об ответственности, это в первую очередь относится к политике. Хотя история и историческая память в идеале должна твориться теми, кто в ней истинный профессионал.